Вход   Регистрация   Забыли пароль?
НЕИЗВЕСТНАЯ
ЖЕНСКАЯ
БИБЛИОТЕКА


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


Назад
Повесть о верной Аниске

© Гурьян Ольга 1966

Глава первая

КИЕВ

Давным-давно, без малого тысячу лет назад, стоял над широким Днепром-рекой, на зеленой-зеленой горе прекрасный замок.

Это был не какой-нибудь старый, замшелый замок, а совсем новый, незадолго до того построенный. Уж так он был хорош, что великий князь киевский, Ярослав Владимирович, не удержался, похвалился перед своей княгиней:

А что, Ингегерда, небось у твоего отца, короля Олафа, в вашей стране Норвегии, нету таких хором?

Княгиня на это ответила:

Может, еще получше есть!

Нет, — сказал Ярослав, — лучше не бывает!

Замок был нарядный, весь полосатый: розовая полоса, красная полоса — кирпич и камень. По второму этажу опоясывала его крытая галерея — сени, а над сенями-то златоверхий терем. С того высокого терема можно было обозреть весь город, как стлался он по склонам горы.

Замок был твердо покрыт крышей: уж дождевым каплям его не пронзить. В окнах, в деревянных резных оконницах, вставлены круглые прозрачные стекла — сквозь них все видать, а ветер не дует. И было в замке сухо, тепло и светло.

А внутри-то все стены разукрашены росписью, а полы-то из поливных плиток, зеленых и желтых, и поверх еще коврами устлано. Уж так-то все одно к одному пышно устроено, вовек не налюбуешься.

Вокруг хором было множество служб — погреба, и медуши, и скотницы, и бани, а позади хором сад, и в нем плодовые деревья и ягодные кусты. И все вместе было огорожено высокой стеной с крепкими воротами.

Перед замком была площадь, а на ней построенный по княжьему Ярославову велению соборный храм — София — с тринадцатью главами. А дальше каменные и деревянные боярские хоромы, с садами и службами и все за высокими заборами, крепкими запорами — неповадно бы было черному люду, взбунтовавшись, ворота поломать, сени посечь, опорные столбы подрубить. А кругом все церкви и монастыри — четыреста церквей, — золотые маковки ярче солнца сияют. Весь город окружен валом, а в нем четверо ворот с каменными воротными башнями смотрят на четыре стороны света.

За валом спускался с горы к Подолу, к днепровскому берегу, внешний город со многими своими концами. Здесь люди селились по своему ремеслу. За кузнечными воротами — подальше от жилья, не быть бы пожару, — кузнецы поставили свои кузницы и домницы. На берегу ручья в Кожемяках жили кожемяки. В Гончарах у оврага с глинистыми берегами поселились гончары.

Здесь тесно толпились жилища, по пояс вырытые в земле, так что сверху только и видно было крытые дерном крыши. Здесь печи топились по-черному, и дым очага стлался низко, осаждался сажей на стенах, а дождь, проникая сквозь слабую кровлю, расписывал по стенам узоры. Оконца тут были величиною с ладонь. Да и то оконце в холод и непогоду задвигалось деревянной дощечкой.

Здесь спали не на кроватях, резанных из тисового дерева и слоновой кости, а на вырубленных в земле нарах. Постели стлали не на шелковых перинах, а на соломе. Не свечами освещались, а лучиной.

Здесь давным-давно, без малого тысячу лет назад, жили-были две девочки. Одна в прекрасном замке на Горе, другая в сырой землянке на Подоле. Об этих девочках теперь начинается повесть.

Глава вторая

БЕГСТВО

В окошко светлицы Анна Ярославна увидела, как монах идет по двору, и ужас как испугалась. Вчерашний день монах так на нее обозлился, не посмотрел, что она княжья дочка, что уж не маленькая она, на самый праздник вознесенья пошел ей двенадцатый год. Перегнулся он, злодей, через стол, схватил ее за волосы и уже поднял свой посох, хотел ударить, да няньки-мамки переполошились, закудахтали, будто куры, окружили княжну, своими телами защитили ее. А монах до того разъярился, что съездил посохом главную нянюшку Амальфею Никитишну по жирной спине. Анна Ярославна взобралась на скамью и так визжала, что у самой зазвенело в ушах. Амальфея Никитишна взбрыкнула ногами и повалилась нянькам-мамкам на руки. Те как заверещат, а монах кинулся к самому князю, к Ярославу Владимировичу с жалобой.

Только за ним захлопнулась дверь, Амальфея Никитишна вскочила и побежала следом подслушивать. И все няньки-мамки наперегонки за ней. А Анна Ярославна схватила лоскут пергамена, на котором выводила корявые буквы, захотела его в клочья изорвать. Да пергамен кожаный, не рвется. Она его на пол кинула и ногами потоптала.

Тут Амальфея Никитишна с няньками-мамками возвратились, и, всплескивая руками, перебивая друг друга, стали они рассказывать, что им удалось подслушать:

Ох, ясынька наша, золотая наша жемчужинка, до чего эти печерские монахи зазнались и изнахалились! На самого князя-батюшку осмелился кричать. А кричит, что кто-де свое дитя любит, тот его наказует, а ты-де, румяное наше яблочко, чернобровая наша ласточка, ты-де ленива и невнимательна, на уроках ртом мух ловишь, целый год не научилась свое имя писать. Что не желаешь ты на восковых дощечках писать костяной палочкой, как все прилежные дети делают, а потребовала себе пергамену и чернила и гусиное перо. Да где это видано, чтобы детям пергамен — драгоценный и редкий — в руки давать. Однако ж достал он небольшой лоскут, ножичком выскоблил, что на нем раньше написано было, принес тебе свое сокровище, а ты на нем кляксу посадила, а из кляксы рожицу нарисовала. Так расстроился монах, чуть не плачет, пристал к князю как банный лист. Князь-батюшка от него руками отмахивается, а монах пуще горланит. Князь грозится: «Выкину тебя из сеней прямо на улицу», а монах не отстает. Уж так донял князя, что махнул твой батюшка рукой, обещался наказать тебя, если не выкажешь прилежания к учению.

Так я и испугалась монаха! — гордо сказала Анна Ярославна. — Если он еще будет грозиться, я ему на голову чернильницу вместо камилавки опрокину.

Вчерашний-то день Анна Ярославна похорохорилась, а сегодня душа в пятки ушла. Вот идет монах по двору, а за ним тень, будто тараканище по плитам ползет. Сверху смотреть, так и хочется ему на макушку плюнуть. Вон уж скрылся в сенях. Сейчас галереей пройдет, по лестнице поднимется. Ой, куда бежать, куда спрятаться?

Анна Ярославна оглянулась. Сидят мамки-няньки рядышком на скамье, друг к другу всем туловом качнутся, откачнутся — платья-то на них тугого шелка, согнуться не дают — ну прямо вырезанные из полена куклы. Судачат, сплетничают, на нее не смотрят. Шмыгнула Анна Ярославна в низкую дверцу, которая вела к спальным покоям, а оттуда ходами и переходами, да черной лестницей, да вниз, да прямо в сад-огород. Там она проскользнула в самый дальний угол и спряталась в малиннике. Слава те господи, никто не видал, а здесь-то ее подавно не найдут. Анна Ярославна присела на корточки и принялась ощипывать спелую ягоду с веток. Сперва подряд все в рот совала, потом стала разборчивей: выбирала покрупней да послаще. Потом вовсе ей малина опротивела.

«Ой, — думает Анна Ярославна, — сколько ж мне тут сидеть? Неужто и ночь ночевать на сырой земле?»

А обратно вернуться ей боязно. Небось там шуму-гаму не оберешься. Небось хватились ее, ищут, во все углы заглянули, все постели переворошили, под столами, под скамьями шарят. А Анна Ярославна небось не горошина, под стол не закатилась, под лавкой не укрылась. А монах-то небось от крика охрип, лает как пес. Увидит Анну Ярославну, в клочья ее изорвет, нянькам-мамкам уж ее не защитить.

И подумаешь, из-за чего вся кутерьма! Что гусиное перо в ее руке неплотно держится, чернилами брызжет, по пергамену загогулины выписывает, как пьяный дружинник ногами по узорному полу. Научится Анна Ярославна грамоте, не научится — не все ли равно? Какая ей забота зубрить Шестиднев да книгу Индикоплову, что земля-де плоская и кругом обтекает ее океан? Это и без книг видать, что она плоская, а где холмистая. Небо-де одно по существу, но по числу их девять. А хоть бы и двенадцать, лишь бы непогоды не было, а каждый день ведро. И какое существо у птицы Феникс? И если срубить сосну и обжечь ее, она превратится в дуб? А ей сосен и дубов не рубить, она княжья дочка, ее другое ожидает.

Уж она не маленькая, по двенадцатому году. Уж скоро станут за нее свататься заморские королевичи. Амальфея Никитишна говорила, будто уж и сватались.

Ах, пропади все пропадом — не пойду в горницу, не стану урок писать. Надоест монаху меня дожидаться. Уйдет к себе в пещеры, в монастырь, я тогда вернусь. Скажу, что у меня живот заболел.

Тут она почувствовала, что самой ей страсть надоело сидеть в кустах. Неподалеку калитка, через которую садовники ходят. А не пойти ли да сквозь эту калитку, да по стольному городу Киеву погулять? Одной погулять, да не с матушкой, с княгиней Ингегердой Олафовной, не со старшей сестрой Елизаветой Ярославною, не с мамками-няньками, да не рядышком в Софийский собор, на хорах службу слушать, а одной-разодной, да подальше, да куда захочется.

Вот потеха будет!

Глава третья

ЧУДЕСА

Не пошла Анна Ярославна на широкую площадь перед княжьим замком. Этой дорогой бояре ходят, как бы не признали, не воротили ее. А пробралась она задворками, между глухих заборов, прошла в городские ворота, спустилась с холма и очутилась на незнакомой улице. Только ступила на нее, а навстречу ей чудовище!

Идет чудовище, на четырех ногах качается. Ростом оно с хороший дом, хвост львиный, шея лебединая, морда как у Змея Горыныча, на спине два горба, меж горбов поклажа. Идет, голову задрало и плюется. А подле чудовища незнаемый человек в невиданной одежде идет и на ходу выдирает из бока чудовища бурую шерсть и прядет нитку, на веретено наматывает.

Анна Ярославна прижалась к плетню, а за чудовищем второе такое ж горбатое шлепает плоскими пятками. А каждая пятка большая, что твой каравай, — вот такой ширины, вот такой вышины. И вдруг оно как посмотрит на Анну Ярославну! А она как взвизгнет и бросилась в переулок.

Бежала, бежала и выбежала на торговую площадь. Тут в палатках иноземные купцы торгуют заморскими товарами: шелками, парчами, прозрачными муслинами. Иноземных-то купцов много, а своих еще больше.

Златокузнецы разложили пряжки, цепочки, кольца. Портные швецы развесили плащи да епанчи. У кузнецов мечи да кольчуги.

Анну Ярославну этими товарами не соблазнишь. В княжий замок купцы еще получше приносят. А посреди площади мальчишечка на верхушке высокого шеста пляшет. Такого она еще не видала. Ох, страшно смотреть. Уж он пляшет, пляшет, то одну ногу подымет, то другую, то на голову станет, а с шеста не падает. Вот чудеса!

Вдруг что-то мокрое и шершавое защекотало ей шею. Оглянулась, а это бурый медведь обнюхивает ее. Она отскочила, а поводырь смеется над ней, говорит:

Чего ж ты встрепенулась? Не в лесу с Топтыгиным повстречалась, мой Мишка ручной и в носу кольцо — небось не укусит!

Так я и испугалась твоего облезлого медведя! — гордо ответила Анна Ярославна, а сама отошла, не стала смотреть, что Мишка показывает, как ребята горох воруют, а бабы вальками белье бьют.

А за ней чей-то голос выпевает:

А вот сочни медовые, пироги подовые! С луком, с перцем, с собачьим сердцем! Везли перец из-за моря, по дороге рассыпали, рыбы его поглотали, птицы его поклевали, малая толика мне досталась. Эй, налетай, хватай-расхватывай! Надкусишь пирог — пальчики оближешь, второй попросишь!

Это ты мне говоришь? — спросила Анна Ярославна.

А мальчишка-пирожник ответил небрежно:

А хоть бы и тебе. Бери, не пожалеешь!

Посмотрела Анна Ярославна на пироги. Лежат на липовом лотке — такие румяные, и такой от них вкусный дух.

Можно, я возьму? — спросила Анна Ярославна.

А пирожник уже не смотрит на нее, опять свое заладил:

А вот сочни медовые!

Протянула Анна Ярославна руку, взяла пирожок, съела и за вторым потянулась. А пирожник как схватит ее за руку, как закричит:

Ты что же, пироги ешь, а денег не платишь?

Ты же сам сказал: «Бери, не пожалеешь», я и взяла. Хорошие у тебя пирожки, лучше, чем дома.

— Ты мне зубы не заговаривай, лучше иль хуже, — говорит пирожник. — Коли я всех прохожих буду даром кормить, мне самому не останется. Давай денежки.

У меня нет, — говорит Анна Ярославна, а сама чуть не плачет.

Тогда давай что другое! — кричит пирожник. — Вот колечко у тебя с камушком, давай!

И уже схватил ее за палец, срывает кольцо.

Вдруг большая блестящая рыба пронеслась по воздуху и шлепнула его мокрым хвостом по щеке. Пирожник вскрикнул и отпустил палец.

А рыба описала в воздухе полукруг и еще по другой щеке — раз-раз! Мокрым широким хвостом — шлеп-шлеп- шлеп!

Глава четвертая

ЕЩЕ ЧУДЕСА

Смотрит Анна Ярославна, сама рот как рыба разинула. А рядом с ней стоит девочка. Крепкая, коренастенькая, будто репка. Нос на солнце облупился, лицо засыпано веснушками, сама босая, а одета в чистую холщовую рубаху. В правой руке держит за веревку, протянутую под жабры, большую рыбу и этой рыбой пирожника по щекам хлещет.

Берет эта девчонка Анну Ярославну левой рукой за руку и говорит:

Бежим скорей, пока он не опомнился и сам нас не отколотил.

Взявшись за руки, они побежали. А рыба такая большая, хвост за ней по пыли тащится.

Вот бегут они вниз с горки, а ветер им в спину дует, подгоняет, несет их, будто на ковре-самолете летят. Задохнулись, остановились у самого у днепровского берега. Тут девчонка спрашивает:

Как тебя зовут?

А Анна Ярославна побоялась ей открыться, свое отчество назвать, как бы девчонка не подняла крик, не собрала людей, не отвели бы ее обратно в светелку. Она и говорит:

Зовут меня Анка.

А меня — Аниска. Давай дружить!

Давай, — говорит Анна Ярославна. — Ты мне, может быть, жизнь спасла, он мне чуть не отвертел палец. Я тебя вовек не забуду. — И, степенно поклонившись, сказала: — Спасибо тебе!

Неначем, — ответила Аниска и тоже поклонилась. — А ты лучше иди к нам в гости. Я рыбу выпотрошу, сварю уху, угощу тебя...

Вот идут они берегом, Аниска и говорит:

Какое на тебе платье хорошее.

Анна Ярославна смутилась и отвечает:

Это мне подарили. Ты не смотри. Оно старое, плохое.

Вот они идут, а навстречу им выбегают семеро мальчиков, мал мала меньше, все на одно лицо, бегут и кричат:

Я воды натаскал.

Я в котел налил.

Я хворост наломал.

Я в печку положил.

Я печку затопил.

А что мы в котле варить будем?

Смутилась Анна Ярославна, подумала: «А вдруг это ведьмины дети и сунут меня в котел?»

А Аниска говорит:

Это мои братцы: Ивашка, Евлашка, Ерошка, Епишка, Алешка и Гришка и младшенький Пантелеймонушка. Семеро братиков, а я им одна сестра. Матери у нас нет. Я за нее.

У меня тоже четыре брата, такие сильные, они за меня всегда заступятся, — сказала Анна Ярославна. — И еще у меня две сестры.

Ох, как мне хочется сестру, — сказала Аниска и вздохнула.

Ничего хорошего тут нет. Старшая сестра нос задирает, что она взрослая, не хочет со мной играть. А младшая пристает, хочет, чтобы я с ней играла, так надоела!

Тут подошли они к Анискиному жилью — не то избушка, не то погребушка, а похоже, будто крот себе норку вырыл и холмик насыпал. Однако же дверь есть, отворена, и ступеньки уходят вниз.

Братья горошком покатились с лесенки, Анна Ярославна спускается осторожно — сперва носочком нащупает ступеньку, а потом уж на пятку обопрется. Аниска сзади идет, предупреждает:

Не сковырнись!

Спустились благополучно.

Аниска говорит:

Садись, гостья будешь.

Села Анна Ярославна на лавочку, ручки сложила. Семеро братиков стоят кругом, смотрят на нее, а Аниска рыбу чистит.

Оглянулась Анна Ярославна, все ей любопытно.

Это что за камни у печки лежат?

Аниска отвечает:

Это жерновки.

А зачем жерновки?

А зерно молоть.

А зачем молоть?

А чтобы мука стала.

А зачем мука?

Хлебушко печь.

Задумалась Анна Ярославна, опять спрашивает:

А пироги из муки?

И пироги, и блины, и оладушки.

Вот чудеса!

Тут братцы не выдержали.

Ой! — сказал Ивашка и фыркнул.

Какая ты! — сказали Евлашка и Ерошка и захохотали.

Дурочка! — пискнул Пантелеймонушка и так и залился смехом.

Анна Ярославна смеется, Аниска смеется, все смеются-покатываются, удержаться нельзя.

Вдруг входит в избу рябая курочка. Поклонилась, лапкой шаркнула и закудахтала.

Ивашка говорит:

Это она сказала, что снесла яйцо.

Рябая курочка опять прокудахтала.

Евлашка говорит:

— Это она сказала, что яйцо большое.

Анна Ярославна удивилась и спрашивает:

Откуда вы знаете, что она сказала?

Я в самую полночь, в грозу, горькую травку съел, — ответил Ивашка. — Я теперь понимаю птичий язык.

И я травку съел, — сказал Брошка. — И я понимаю.

А младшенький Пантелеймонушка надул щеки и пропищал:        

И я съел. Я понимаю.

Вот они побежали искать яйцо. А рябая курочка ходит вокруг и кудахчет.

Она говорит — яйцо под сараем.

Ищут под сараем, руки землей перемазали, нет яйца.

Она говорит — возле колодца.

Ищут возле колодца, руки крапивой обстрекали, нет яйца. А маленький Пантелеймонушка присел подле кустика травы, пошарил пальчиками и говорит:

Вот оно — яйцо!

Тут все взялись за руки, завели вокруг Пантелеймонушки хоровод и запели:

Снесла курочка яичко, не простое, а золотое.

Ивашка искал — не нашел,

Евлашка искал — не нашел,

Ерошка искал — не нашел,

Епишка...

Отец идет! закричал Епишка, и все побежали встречать его, а Анна Ярославна отошла в сторону — не мешать бы встрече.

Отец даже не здоровается, такие у него новости. Он руками машет, рассказывает:

Случилось в городе невиданное, неслыханное, небывалое. Среди бела дня пропала княжья дочка. Только что здесь была, и нет ее. Пало подозренье на мамок-нянек — нет ли среди них злой колдуньи, которая опоила княжну зельем или извела наговором, так что та вмиг растаяла и исчезла. Теперь нянек-мамок бросили в яму, будут их пытать, пока не сознаются. А по всему городу глашатаи выкликают — кто найдет княжну, тому большая награда.

Тут Аниска пристально посмотрела на Анну Ярославну, а та замигала глазами, прижала палец к губам — молчи, мол, если догадалась.

Вот бы нам найти княжну, — говорит отец. — Получить бы награду. Я бы тогда новую лопату купил да ребятам по прянику.

Аниска опять посмотрела на Анну Ярославну, а та нахмурилась, ногой топнула — молчи!

Аниска опустила глаза, молчит, а маленький Пантелеймонушка дергает отца за рубаху и пищит:

У нас гостья!

Посмотрел отец, увидел Анну Ярославну. Она стоит, вся пунцовая от волнения. Платье на ней по зеленому полю золотыми травами, алая шапочка опушена соболем, на пальце перстенек. Уж если это не княжна, так какие же они бывают.

Подошел отец, хотел ее взять за руку, домой отвести, а она упирается, кусаться вздумала.

Аниска плачет:

Да это же Анка, моя подружка. Не трожь ее!

Изловчился отец, поднял Анну Ярославну, понес. Хорошо, что уж вечер настал, никто им на улицах не встретился, не увидел, как несет мужик на руках княжну, а она брыкается, царапает ему лицо и верещит, как поросенок.

Наконец она устала кричать и биться, нахмурила брови и говорит тихим голосом:

А вот я на тебя князю-батюшке пожалуюсь. Знаешь, что он с тобой сделает?

Не знаю, — говорит Анискин отец, а у самого мурашки по спине пробежали.

Не знаешь? — говорит Анна Ярославна. — А вот погоди, узнаешь!

Тут ему так стало страшно, что он поскорей принес ее в замок и сдал страже, а сам убежал. Награду не стал спрашивать. И за то спасибо, что самого в яму не посадили.

Няньки-мамки, чихая и кашляя — в яме-то было сыро, — окружили Анну Ярославну, полезли целовать ей ручки и плечики, принялись расспрашивать, что же с ней приключилось. Но она не пожелала рассказывать и притворилась, что хочет спать.

Глава пятая

ТРИ ЖЕНИХА

На следующее утро было воскресенье, и все пошли в Софийский собор церковную службу слушать. И хоть собор был совсем близко, на одной площади с замком, а шли торжественным шествием. Впереди княгиня Ингегерда Олафовна, за ней дочери. А там боярыни и боярышни, и старшая нянюшка Амальфея Никитишна, и другие — всех не пересчитаешь.

Вот прошли они через площадь — а простой народ толпится, глазеет на них, — сквозь резные двери вошли в лестничную башню и стали подниматься на хоры. Простые люди молились внизу, а княжья семья с приближенными, высоко над народом взнесенная, и в молитве с ним не смешивалась. И стены лестничной башни были расписаны не иконами, строгими ликами, чтобы люди трепетали и повиновались, а разными хорошими картинками, на которые было приятно смотреть. Тут была и охота, и всякие скоморохи, и разные птицы, и звери, и музыканты.

И была там одна картинка — гудочник водит смычком по струнам гудка. У него были такие большие круглые задумчивые глаза и пухлые губы под тонкими усиками поджаты, как у обиженного ребенка. Анна Ярославна всегда ему улыбалась, а он смотрел на нее так печально-печально. Бедненький!

Вот княгиня со свитой поднялась на хоры, и сейчас же началась служба. Анна Ярославна сложила ручки, сделала постное лицо и приготовилась скучать. А краешком уха слышит, как толстая Амальфея Никитишна, шурша несгибающимися складками платья, бочком пробирается между боярынь к своей княжне поближе.

Амальфея Никитишна нагнулась к ней и зашептала:

Ой, ясынька моя, вчерашний день, как тебя не было, приехали сваты.

За кого сватать? — шепнула в ответ Анна Ярославна.

Тут княгиня Ингегерда Олафовна сердито оглянулась и зашикала. Нянюшка поспешно отодвинулась, Анна Ярославна притворилась, что вся погружена в молитву, а у самой мысли в голове так и пляшут. Сваты приехали!

Далеко-далеко внизу священники в золотых ризах кадят ладаном, читают молитвы, хор выпевает: «Услышь, господи», и простой народ с громким стуком кладет земные поклоны, а Анна Ярославна стоит, ничего не видит, не слышит — размечталась.

«За кого сватать будут? А за кого бы мне хотелось бы? Ох, я бы пошла за гудочника. У него глазки круглые, усики тонкие. Вышла бы я за гудочника — он бы целый день на гудке гудел, а я б под то гуденье плясала бы. Ходили бы мы с ним с одной площади на другую, с Горы на Подол, с Подола на Гору. И ели бы пироги с луком, с перцем. А если пирожник опять на меня забранится, мой гудочник его по голове гудком как стукнет! Гудок в щепы, на лбу шишка. Пирожник испугается и убежит и все пироги растеряет. А мы пироги подберем и угостим Аниску с братиками».

И Анна Ярославна тихонько улыбнулась своим мыслям.

«А может, я лучше выйду за Анискиных братиков? Пантелеймонушка еще молоденек, я за Ивашку выйду. Он мне в самую полночь, в грозу, сорвет горькую травку. Я ее проглочу и пойму, что птицы говорят. Ворон на дубу кра-кра, селезень на пруду кря-кря, — а мне все понятно! А потом я буду с Аниской уху варить, братиков кормить. Этому ложку, этому плошку, а маленькому Пантелеймонушке все остаточки соскребу. Ты кушай-покушай, расти-подрасти! Уж мне за Пантелеймонушку нельзя будет выйти, уж я за Ивашкой буду, а мы найдем ему другую раскрасавицу. Не такую красивую, как я, но тоже не плохую. А может, лучше не выходить за Ивашку? У него нос от загара лупится. Может, лучше за гудочника? Вот он как губы надул. За что его обижать?»

Вдруг неожиданно служба кончилась, и все опять пошли обратно через площадь, вернулись в светелку. Амальфея Никитишна вся красная — видно, чуть не лопнула оттого, что ей пришлось так долго молчать, — поспешила выложить свои новости:

Ох, ясынька моя, вчера, как тебя не было, приехали сваты, сватать тебя за французского короля. Прислал король за тобой епископа, и с ним большая свита, и подарков навезли множество.

Не хочу за французского короля! — закричала Анна Ярославна. — Чего я за королем не видела? — И как брякнулась на пол, кулаками, каблуками по полу бьет, кричит: — Не хочу за короля! У меня получше женихи есть!

Ой, что ты! Опомнись!

Побежала Амальфея Никитишна за княгиней, за Ингегердой Олафовной. Княгиня поспешно пришла, видит — сидит Анна Ярославна на полу, в три ручья слезами заливается, кричит:

Не хочу за короля! Не хочу! Не хочу!

Почему это ты не хочешь? — строго спрашивает княгиня.

Не хочу, и все тут! Лучше я в монастырь пойду, в окошко выпрыгну, о камни разобьюсь, утоплюсь в Днепре-реке...

Тут княгиня подняла Анну Ярославну с полу, притянула ее к своим коленям, пригладила ей волосы, утерла лицо платочком и ласково спросила:

А что же тебе хочется?

Хочу за гудочника, который на стене нарисованный. Мы с ним будем по площадям ходить, на гудке гудеть.

Да он же не живой. Его же, может быть, и нет такого. Может быть, его художник придумал.

Тогда за Анискиного братика, за Ивашку. Мы с ним будем песни петь и с птицами беседу вести. Матушка родимая, мне за королем будет скучно. Поиграть не с кем.

Глупенькая, — говорит княгиня. — Ведь вы не сейчас венчаться будете, не скоро еще, лет через шесть, через семь, когда ты подрастешь. Французский король сейчас за тобой прислал, чтобы мы тебя покамест за другого короля не просватали. А ты будешь жить у его матушки, королевы Констанции, и она тебя обучит всему, что надо знать будущей королеве. У нее там много придворных дам и знатных девиц. Ты будешь с ними в мяч играть.

Не хочу в мяч, не хочу ихних дам. Хочу Аниску!

Слушай меня внимательно, — сказала княгиня. — Твой батюшка, великий князь Ярослав Владимирович, так порешил, что быть тебе за королем. С ним спорить не приходится, и так оно и будет. А чтобы тебе не было скучно, мы возьмем твою Аниску, и она поедет с тобой во Францию. Будете с ней играть, и с птицами беседовать, и песни петь. Хочешь?

Анна Ярославна кивнула головой.

Тогда умойся и причешись, чтобы сваты могли на тебя посмотреть, какая ты умница и красавица, королевская невеста.

Глава шестая

ПОИСКИ

Амальфея Никитишна спустилась из горенки по белокаменной лестнице да на широкий двор. Тут она хлопнула в ладоши, и подбежали к ней два младших дружинника, поклонились и спросили:

Что повелите, Амальфея Никитишна? Какую изволите задачу задать?

Она отвечает:

Вот вам моя задача — пойдете по городу Киеву, найдете девчонку Аниску и сюда притащите.

Они говорят:

Девчонок Анисок-то много. Любую тащить или у ней есть примета?

А у ней примета — семеро братьев.

Вот идут два молодых дружинника, пересмеиваются, плечами пожимают. Ведь выдумают же задачу — найди иглу в копне сена, головастика в Днепре-реке, девчонку Аниску в огромном городе!

Идут они по улице, прохожих девчонок за косы хватают, спрашивают:

А как тебя по имени звать?

Девчонки в слезы, визжат:

Ой, отстаньте!

Народ собирается, осуждает.

Это что за безобразие! — хмурятся, сейчас шею намнут.

Притрухнули молодые дружинники, перестали девчонок за косы дергать, идут, призадумались.

Сами не заметили, как вышли из городских ворот. А за теми за воротами кузнецы свои домницы поставили. Стоят домницы на высоком глиняном основании, внизу печи в круглые дыры вставлены сопла мехов — мужики-домники беспрерывно нагнетают воздух: железо варят. А железо-то, будто тесто из квашни ползет, густое, мутное, стекает в гнезда, остывает круглыми крицами — пар, жар, угар в лицо пышут. А подле домниц кузницы. Кузнецы с подручными то железо проковывают, куют и лопаты, и мечи, и топоры, и ключи, и шлемы, и стремена, и ножницы. И лошадей тут же подковывают.

Немыслимый стоит шум: молоты грохочут, лошади ржут, железные пластины дребезжат, мужики свистом перекликаются — своего голоса не слышно. Приложили молодые дружинники ладони рупором ко рту, завопили:

А-нис-ка есть здеся-а-а?

Им отвечают:

А мисок тут не-ет-у-ти!

Они кричат:

Не мис-ки, А-ни-ис-ка!

А мис-ки в Гон-ча-ра-ах!

Плюнули молодые дружинники — здесь, мол, толку не добьешься, — пошли в Гончары.

В Гончарах под оврагом печи для обжига, а народу не видать. Сидят гончары по своим землянкам — на гончарных кругах лепят горшки и корчаги, кувшины и жбаны, черпаки и светильники. Деревянные круги вертятся, скрипят — по всей местности идет треск, будто кузнечики в июльский полдень завели на лугу хоровод.

Вот показались два мужика, тащат на длинной доске сырые горшки обжигать.

Эй! — закричали дружинники, поспешили гончарам навстречу, а склоны у оврага глиняные, скользкие.

У одного дружинника ноги врозь разъехались. Он на одной ножке заплясал, да не удержался, брякнулся, гончаров сбил, они доску уронили, горшки все помялись. На крики да на ругань другие гончары повыскакали.

Носит вас здесь!

Пришлось дружинникам, ничего не узнав, поскорей убираться отсюда.

Уж к самой реке спустились. Здесь на берегу бабы вальками белье колотят.

А не знаете ли вы, молодицы да красные девицы, где здесь Аниска проживает? — спрашивают дружинники.

Побросали бабы вальки, спины распрямили, смотрят на них, глаза вылупили, а одна бабенка, которая побойчей, говорит:

А котору вам Аниску? У нас тут Анисок, как семечек в подсолнухе. Есть Аниска-кривая — под плетнем проживает. Есть Аниска-убога — к ней дальняя дорога. Есть Аниска-богата — без крыши ее хата. Есть Аниска...

Нет, нет, — говорят дружинники. — Нам таких не надо. Нам получше бы.

И получше есть, на пальцах не перечесть. Какая ваша Аниска?

Наша Аниска о семи братиках.

Так бы сразу и сказали. Идемте, я вас провожу.

Подошли они к Анискиному двору. Эта бойкая баба кличет:

Эй, Аниска, выйди поскорей — дело есть!

Высунула Аниска голову в дверь, спрашивает:

Какое дело? Мне некогда.

Дружинники говорят:

Требует тебя княжна Анна Ярославна в свои хоромы.

Баба ахнула, руками всплеснула, валек уронила.

А Аниска обрадовалась и говорит:

Ой, вправду? А вы не врете? Милая она, хорошая моя, помнит обо мне! Вы ей скажите, выберу времечко, непременно приду, навещу ее. Сегодня некогда — хлеб пеку, завтра рубахи буду чинить, послезавтра избу белить, а в четверток обязательно приду. Так и скажите. Приду, мол, в четверток и гостинец принесу — репку со своего огорода.

Ишь ты какая ловкая! — говорят дружинники. — Некогда ей! Ежели княжна требует — вынь да положь. Так как же решаешь? Пойдешь добром или тебя насильно тащить?

Зачем насильно? — говорит Аниска. — Я с радостью пойду. Только подождите немножко, а то у меня хлеб в печи сго... Ай, что это вы?

А они подхватили ее под мышки и поволокли прочь. 

Глава седьмая

БАШМАЧКИ

Когда Аниску привели в княжий замок, Анна Ярославна бросилась ей навстречу, обнимала ее, тискала, дергала, кричала:

Ах ты моя милая! Ты моя хорошая! Если бы ты только знала, как я тебя люблю! Уж я ждала-ждала тебя, думала, не дождусь.

Она сама повела Аниску переодеваться, подарила ей цветное платье и башмачки со своей ноги. У Анны-то Ярославны ножка маленькая, узенькая, с высоким подъемом, а Аниска-то всю жизнь босиком шлепала, растоптала пятки. Не лезут нарядные башмачки, никак ногу в них не втиснешь.

Этому горю можно помочь, — сказала Амальфея Никитишна, взяла большие ножницы, надрезала башмачки в двух местах, натянула Аниске на ноги. Надрезы под длинным подолом вовсе не заметны.

Встала Аниска на ноги, стоит качается. Так жмут башмачки, будто железные. Будто с каждым шагом по раскаленным угольям ступаешь. Ступила шаг, ступила другой, улыбается, а у самой на глазах слезы.

Тут прибежала девушка, доложила, что княгиня Анну Ярославну к себе требует. Все ушли, и Аниска осталась одна.

Села она на пол, губу закусила, стягивает башмачок. Фу, еле стянула. Сидит Аниска на полу, смотрит на свои босые ноги, распухшими пальцами шевелит — шевелятся! «Недолго отдохну и опять обуюсь». Ан нет, ноги будто вдвое больше стали — не лезут башмачки, и все тут. Аниска и так и этак их тянет-натягивает. Не лезут — вот напасть.

И вдруг слышит, кто-то смеется.

Подняла Аниска глаза, а в дверях стоит мальчик. Уж взрослый парень — лет четырнадцати, а такой чудной. Белый и румяный, как девчонка. Длинные волосы в кудри завиты, и на них шапочка с пестрым пером. Кафтанчик на нем розового шелка, короткий, чуть ниже пояса, а на ногах голубые суконные чулки и башмаки такие же. Стоит и смеется. Как закатился, остановиться не может. Отведет глаза в сторону, опять на Аниску посмотрит, опять зальется смехом.

Ты чего зубы скалишь? — сердито спросила Аниска и показала ему кулак.

Тут уж ему вовсе удержу не стало. Вдвое согнулся, руками всплескивает, хохочет.

Аниска совсем рассердилась. Встала, зашлепала босыми ногами по полу, подошла и башмачком его прямо по макушке, по шапочке стукнула.

Он перестал смеяться, выпрямился, поклонился и залопотал непонятное. Показывает себе на грудь и говорит:

Пертинакс.

«Перти, петри, и не выговоришь, но понять можно — по-нашему будто Петруша». Аниска тоже показала себе на грудь:

Аниска.

Аникс, — повторил Петруша, сел рядом с ней на пол, снял с ноги голубой башмак и протягивает Аниске. Она примерила — ну прямо по ней. Он ей второй подает.

Тут Анна Ярославна возвратилась от княгини, увидела, как они рядышком сидят, прищурила глаза, плечиком дернула, одним уголком рта усмехнулась и проговорила:

Ай да Аниска! Мне французский король пажа прислал, чтобы он мне прислуживал, а он, вишь, тебе угодить старается. Надели на тебя цветное платье, ты уж думаешь, что сама стала княжна.

Аниска в ответ вздохнула и говорит:

Если я тебе не угодила, прошу прощенья. А лучше отпусти меня домой. Там без меня хозяйничать некому.

Анна Ярославна кинулась ей на шею, целует, уговаривает:

Ну вот глупая какая! Уж сразу и обиделась. А я тебя никуда от себя не отпущу. Будем вместе, неразлучные, из одной мисочки есть, на одной кроватке спать. Чего ты дома не видела?

На этом и помирились.

Глава восьмая

СБОРЫ

Княгиня-матушка порешила, что до границы Анну Ярославну будет сопровождать большая свита. А от границы та свита обратно возвратится, и уж в самую Францию поедут с княжной только Амальфея Никитишна и Аниска. Вот стали их готовить в дальнюю дорогу. Стали их спешно обучать французскому языку, чтобы они могли там объясняться, а не хлопали глазами, как деревянные.

Анна Ярославна уж так-то хорошо учится по-французски — няньки-мамки даже все удивляются.

Ах умница ты наша, разумница! Да как это у тебя складно получается! И слова-то все непонятные, а выпеваешь, будто соловушка. Ввек тебя не наслушаемся. Порадуй нас, еще словечко по-французскому вымолви!

Анна Ярославна легко учится, а Аниска того легче. Она мимоходом на кухню заглянет, с французскими поварятами поболтает. Она на конюшню забежит, с французскими конюхами беседу заведет. Она с Пертинаксом как сорока трещит, ссорятся да мирятся, помирятся и опять поссорятся. С каждым днем все быстрей лопочет. Анна Ярославна даже обиделась, выговаривает Аниске:

Ты, пожалуйста, не думай, что ты меня способней! Велика важность — языку обучиться. Что ты еще знаешь? А я историю учила про Троянскую войну, и как Александр Македонский на Индию походом пошел, и как царица Савская к царю Соломону в гости приехала. Слыхала про такое? То-то же! Ты дальше своей грязной землянки ничего и не видела. А мне монах рассказывал и про небо, и про землю, как земля плоская, а вокруг огорожена высокой стеной, а кверху стена закругляется, и получается небо. И про разных животных. Знаешь, что такое слон? Не знаешь и молчи! А он такой — у него коленки не сгибаются, если упадет, не может встать. А писать ты умеешь? А я умею. Так что ты со мной не равняйся!

Девочки-то легко языку обучились. А с Амальфией Никитишной один смех. Сегодня два слова вызубрит, а назавтра уж позабудет. Однако ж «да» и «нет» научилась говорить.

Учитель ее по-французски спрашивает:

Какой день недели есть сегодня?

Она отвечает:

Нет!

Учитель спрашивает:

Покрывало на вашей голове синее или красное?

Она отвечает:

Да.

Вот умора!

Среди прочих подарков король прислал Анне Ярославне двух прекрасных коней — один белый, как лебедь, другой черный, как вороново крыло. В ихней стране все дамы верхом скачут. Стали обучать княжну с Аниской верховой езде. Анна Ярославна на белой лебеди, Аниска на вороном коне. Анну Ярославну подсаживает в седло граф Рауль. Такой из себя видный и статный. Глаза черные, круглые, тонкие усики над губой. На кого-то он похож? Уж так похож, а не вспомнишь — на кого?

Аниску подсаживает паж Петрушка-Пертинакс. А как захотели Амальфею Никитишну взгромоздить на коня, она вся затряслась, руками отмахивается, ногами упирается.

Да не снесет меня конь — опрокинется. Да не стану я позориться на старости лет. По мне и носилки хороши.

Носилки так носилки. До границы все равно все в носилках поедут. Носилки поместительные, спокойные, на ремнях к четырем иноходцам подвешенные. Качаются, будто люлька с младенцем. Иной раз и укачает, да за спущенными занавесками никто не заметит...

Внизу на Подоле соседки то и дело наведываются к Анискиному отцу.

Ах, какое вам счастье привалило! С чего бы это?

А за какие такие услуги вашу Аниску к княжьему двору взяли?

Я бы от такого богатства хоть ребятишкам бы обнову купила. Вишь на них рубашонки грязные и рваные.

Вы бы какую-нибудь бобылку прибрать позвали. Она бы недорого взяла. Чего жалеть-то?

Небось дочка вам всего нанесла-надарила? Счастье-то какое!

Маленький Пантелеймонушка открыл рот, пискнул:

Аниска ни разу...

Евлашка с Епишкой его одернули:

Молчи, несмышленыш!

Хоть бы угостили чем, — говорят соседки и уходят недовольные. — Жадные какие, прибедняются...

Вот и настал день отъезда. За сборами да за хлопотами ни разу не успела Аниска с отцом и братьями свидеться. Попрощаться не пришлось. Анна Ярославна ни на шаг ее от себя не отпускает, паж Пертинакс как теленок следом ходит. А граф Рауль издали круглым черным глазом за ними следит. 

Настал день отъезда. Прощай, Русь, прощай, Киев — Гора и Подол. Прощай, Днепр — широкая река.

Прощай, прощай — придется ли свидеться!

Глава девятая

ДИКИЙ КАБАН

Путешествие было совсем не скучное, а очень веселое. Лето стояло жаркое — дороги все подсохли. А попадется топкое место — слуги настилы положат. А встретится река — брод отыщут или перевозчика кликнут.

Ехали они проторенной дорогой, ехали полями и лугами и дремучими лесами. В зеленом лесу полянки поросли цветами, ручьи журчат, птички чирикают. Проехали русскую землю, вступили в чужие страны. Люди не наши, любопытно им на киевскую княжну, на ее богатый поезд посмотреть. И встречают везде хорошо.

Как проезжали городами, большими и малыми, выходили из городских ворот им навстречу девушки в белых платьях, с венками на голове, провожали в городскую ратушу, а там пир и угощенье, скоморохи кувыркаются, музыканты в бубны бьют.

В городе Кракове в их честь изо всех окон ковры вывесили, и кто за теми окнами жил, чуть сами на мостовую не вывалились, так усердно на княжну глазели. Тут они у краковского князя во дворце отдыхали целую неделю. Анна Ярославна и Аниска очень веселились, а Амальфее Никитишне кушанья не понравились — не по-нашему готовят.

В городе Регенсбурге — большой город, хоть и поменьше Киева — принимали их купцы, торговавшие с Русью — рузарии, поднесли Анне Ярославне хорошие дары и с песнями катали их в лодках по голубому Дунаю-реке. Ничего, неплохая река. К нижнему течению, говорят, пошире будет. Ну уж с Днепром ей никак не сравняться.

Но города большие и маленькие встречались не так уж часто. И деревни были редкие и убогие. Больше ехали лесами.

В свите епископа все были молодые и веселые: и рыцари, и пажи, и писцы, и даже повара и конюхи. Один епископ был совсем старый, даже уже седеть начал. Но в молодости, наверное, тоже был веселый, потому что не запрещал им развлекаться. Только когда они собирались поохотиться, он говорил:

Дети мои, будьте осторожны. В лесу могут напасть на вас всевозможные свирепые звери — единороги, медведи и даже дикие кабаны.

Амальфея Никитишна ничего не говорила, потому что весь день спала в носилках и только просыпалась покушать.

Вот они сажали на кулак соколов, кликали борзых псов и скакали в глубь леса развлечься — поохотиться.

Уж так хотелось бы увидеть единорога, у него посреди лба витой острый рог. Но единорог им ни разу не попался, а все больше зайцы да белки и один раз лиса. Уж она водила-водила их, завела в бурелом, а сама пропала.

Ах как было весело! На ночь слуги ставили шелковые шатры, и Анна Ярославна с Аниской лежали рядышком на пуховике и слушали, как ручей шумит и сова ухает.

Аниска шептала:

А вдруг леший придет и украдет нас? Ты не боишься?

Анна Ярославна дергала плечиком и отвечала:

Вот еще! Стану я всякого лешего пугаться!

Сова ухала: «Угу! Угу! Я ваш сон берегу. Спите сладко, просыпайтесь весело».

Ах весело, весело, как весело было!

Днем, когда наступала самая жаркая пора, выбирали тенистое местечко, слуги расстилали на траве скатерть, ставили на нее чашки и миски и серебряные кубки. Анна Ярославна с Аниской и молодые рыцари садились вокруг на шелковых подушках. Поодаль повара разводили костер, и комары пугались дыма и все улетали. А поварята несли на больших блюдах жареных гусей-тетеревей и всякие закуски.

Вот как-то сидят они в полдень, пьют и едят, и молодые рыцари наперебой смешат Анну Ярославну с Аниской. И епископ тоже шутки шутит. А Амальфея Никитишна на каждое слово удивляется, кивает головой и говорит:

Вуй, вуй. Нон, нон, — это по-французски значит: да и нет.

И вдруг в кустах треск. Трещат кусты, гнутся, раздвигаются, и оттуда выходит огромный дикий кабан. Черная щетина у него на спине встала дыбом. Из пасти торчат два длинных острых клыка. Морда свирепая. Злобные глазки кровью налитые. Такой огромный — весь мир застлал. Ничего за ним не видно — ни неба, ни леса. Один кабан, дикий кабан-кабанище. И идет этот ужасный кабан прямо на Анну Ярославну. Анна Ярославна завизжала и упала в обморок. Молодые рыцари все повскакали, в кусты кинулись, впопыхах епископа сбили с ног. Амальфея Никитишна ползет на карачках, верещит:

Вуй-вуй-вуй!

Аниска глядит, ужасается:

Ой, сейчас он ее насквозь проткнет. Была Анна Ярославна, и нет ее. Была, а сейчас не будет.

А страшный, дикий кабан уж совсем близко, ступает копытами на скатерть и прямо идет на бесчувственную Анну Ярославну.

Аниска вся захолонула — ой, жалко, жалко подружку! Не выдержала она, бросилась вперед, растопырилась, закрыла княжну.

А перед прибором Анны Ярославны стояло золотое блюдо с яблоками. И ужасный кабан подходит к этому блюду, поворошил яблоки рылом и зачавкал, жрет яблоки. Тут храбрый рыцарь, граф Рауль вылез из-за куста, вынул из ножен свой острый кинжал и всадил кабану меж лопаток. Кабан рухнул и издох.

Анна Ярославна очнулась, кинулась Аниске на шею, плачет и говорит:

Милая моя, хорошая моя. Ты мне жизнь спасла, своим телом заслонила. Я тебе этого вовек не забуду!

Слышали? Во второй раз она поклялась Аниске вовек свое спасенье не забыть. А на сколько времени этот век протянется? Долгая ли Анны Ярославнина девичья память?

Граф Рауль со стуком опустил кинжал в ножны и громко сказал:

Прекрасная госпожа! Это ведь я убил кабана! 

Глава десятая

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Как-то утром, когда слуги убирали шатры, повара жарили мясо на вертелах, а молодые господа гуляли по лужайке в ожидании завтрака, паж Пертинакс отвел Аниску в сторону, оглянулся, не слышит ли их кто, и шепнул:

Готовится страшное предательство!

Петруша, ты врешь, — сказала Аниска.

Ничего я не вру, — с жаром зашептал Пертинакс. — Пусть, если я хоть словечко скажу неправды, из чистого неба прольется дождик и кругом намочит меня!

Аниска посмотрела на небо — дождика не предвиделось — и спросила:

Откуда ты знаешь?

Я подслушал, — ответил Пертинакс, нагнулся поближе и чуть слышно зашептал ей на ухо. А у Аниски глаза на лоб выкатились, рот раскрылся, ресницами она моргает, брови хмурит.

Пертинакс кончил свой рассказ и воскликнул:

И что теперь делать, ума не приложу!

Аниска поджала губы, вздохнула и сказала:

Можешь не прикладывать, не стараться — все равно ничего у тебя не получится.

Пертинакс не обиделся и спросил:

А как же быть?

— Да помолчи ты, пожалуйста, — говорит Аниска. — Мельтешишь тут, как мотылек, не даешь мне собраться с мыслями. Отойди в сторонку, а я буду думать.

Вот она думала-подумала, все обдумала, пошла к Анне Ярославне и ну поеживаться да покряхтывать, будто ей неможется. Анна Ярославна испугалась и спросила:

Что с тобой, моя верная Аниска? 

Ох, — сказала Аниска. — Истомилась я вся. Дома-то небось каждую субботу в баньке парилась, а теперь, поди, целый месяц ни разу как следует не мылась.

Ах, — сказала Анна Ярославна. — И я бы помылась, ты бы мне спинку поскребла. А то, по здешнему обычаю, всякими благовоньями прыскаешься, а мыться не приходится. Да и негде.

А я знаю где, — сказала Аниска. — Вот ручеек-то какой чистый течет. Только очень уж мелко, по колени не будет. А подальше пойти, он небось станет поглубже, хватит и по шейку.

Анна Ярославна обрадовалась, захлопала в ладоши, воскликнула:

Ах, пойдем поскорей!

Лучше верхом поедем, — сказала Аниска. — Может, придется подальше пойти — ножки у тебя притомятся.

Побежали они к конюхам, велели поскорей седлать Лебедя и Ворона. А Амальфея Никитишна услышала и спрашивает:

Вы куда собрались?

Аниска отвечает:

У нас аппетит совсем пропал, про еду вспомнить противно. Думаем немножко погулять. Верхом-то нас протрясет, авось есть захочется,

— Погуляйте, — говорит Амальфея Никитишна. Только далеко не забирайтесь. Когда завтрак подадут, я пошлю за вами пажа Пертинакса.

Сели они на коней, поехали по течению ручья и вскоре нашли глубокое место. Такое хорошее, будто его нарочно для их купанья приготовили. Воды достанет под самые подмышки, вода прозрачная, на солнце нагрелась. Дно чистое, видно, как там рыбки взад-вперед шныряют и цветные камушки поблескивают. Кругом ива и бузина густо разрослись. Стоят зеленой стеной, от чужого любопытного глаза надежно укрывают.

Вот они разделись, попрыгали в воду, плескаются, друг другу спинки песком потерли, покупались вволю и вышли на берег.

Аниска и говорит:

Дай мне твое французское платье разок примерить, как оно мне будет к лицу? Может, я в нем покрасивей стану.

Анна Ярославна засмеялась и говорит:

Мое платье на тебе не будет вида иметь. Плечи у тебя широкие, как у мужика, и нос курносый. Но ты не огорчайся, я тебя все равно люблю.

А если любишь, — говорит Аниска, — позволь мне хоть разок в твоем платье покрасоваться! Конечно, мне далеко до тебя и второй такой раскрасавицы на всем свете не сыскать. А все же хочется мне хоть разок полюбоваться на себя. Примерю я твое французское платье, посмотрюсь в воду, как в зеркало, и поскорей сниму. Не бойся, я осторожно — не порву!

Чего мне бояться, — говорит Анна Ярославна. — У меня таких платьев много. Хочешь, так меряй.

Сама помогла платье натянуть, сама ей на спине зашнуровала.

Аниска просит:

Дай мне еще твой золотой венчик на голову вздеть, чтобы уж все было одно к одному.

Анна Ярославна сняла венчик, сама Аниске на голову надела, волосы ей поправила.

Тут Аниска вдруг как отпрыгнула от нее, побежала к коням, да не к своему Ворону, к Анны Ярославниному, к белой Лебеди. Вскочила она в седло, плетью коня хлестнула и ускакала.

Куда ты? — кричит Анна Ярославна, а уж Аниска далеко. Не видать ее.

Прискакала Аниска на дорогу, по которой им предстояло днем путь продолжать. Здесь она придержала поводья, пустила коня шагом. Едет она, исподлобья на придорожные кусты поглядывает, а сама белая как полотно, вся дрожит, и зубы стучат. Едет Аниска и думает:

«Узнают меня или не узнают? И что-то со мной сделают? Убьют иль живу оставят?»

И вдруг из-за поворота дороги выскакивают четверо незнакомых мужчин. Доспехи на них кожаные, большие мечи на перевязи висят. Лица закутаны шарфами по самые глаза, у одного из-под шарфа рыжая борода торчит. Схватили они белую Лебедь под уздцы, рыжий накинул на Аниску свой плащ, всю ее с головой закутал, запеленал, так что ей не шевельнуться, не вздохнуть, не крикнуть.

Один из них посадил Аниску перед собой в седло, рукой крепко придерживает, чтобы она не могла вырваться. А она и не рвется, смирно сидит. Они гикнули на коней, как вихрь помчались.

Сидит Аниска смирно, ничего ей под плащом не видать, куда это ее везут. А сама думает:

«Хорошо, что Пертинакс про предательство подслушал, как готовится на дороге засада, Анну Ярославну выкрасть. Хорошо, что злодеи не признали меня и по платью приняли за княжну. Лишь бы подольше не признали, чтобы Анна Ярославна успела опасное место проехать. Ай, что-то со мной тогда будет? Что-то со мной сделают?»

Глава одиннадцатая

ШЕЛКОВЫЙ ШНУРОК

Кусты трещали, ветки свистели — кони вихрем пронеслись по лесу. Потом поскакали по мягкой земле, кругом шумели колосья — видно, не разбирая дороги, топтали спелую ниву. Потом остановились, затрубили в рог. Загрохотали цепи наверно, спустился подъемный мост. Копыта зацокали по каменным плитам.

Тут Аниску сняли с седла, внесли в дом, положили на скамью и оставили одну.

Она повозилась, повертелась, выпуталась из черного плаща. Смотрит — помещение большое, вроде пиршественного зала, а порядку в нем не видать. На каменных стенах богатые ковры, а сквозь прорехи сквозняки дуют. По углам паутина нависла пыльными шатрами. На полу ногами наследили и не подметено — объедки валяются. Видно, где пировали, там кости на пол плевали, а нет того, чтобы за собой прибрать. И что это за люди в таком свинюшнике живут!

Тут в дальнем конце залы открылась дверь, и вошла дама в богатом, расшитом гербами платье. За ней семенил маленький паж, в обеих руках нес тяжелый шлейф ее платья.

Увидев Аниску, дама ускорила шаги, и паж споткнулся о большую говяжью кость. Дама обернулась на ходу, ударила пажа по лицу и, подбежав к Аниске, низко присела и сказала:

Приветствую вас, прекрасная принцесса! Надеюсь, вы доехали благополучно?

Аниска, сообразив, что и как сказала бы Анна Ярославна, ответила небрежно:

Ваши слуги непочтительные грубияны.

Дама испугалась и быстро спросила:

Это который же? С рыжей бородой или с сивыми усами? Лысый или плешивый?

Аниска гордо ответила:

Стану я глядеть на их лица! Вы, может быть, не знаете, что я невеста французского короля!

Вы ошибаетесь, прекрасная принцесса, — ответила дама с хитрой улыбкой. — Вы теперь невеста моего сына, графа Рауля.

И в самом деле дама была похожа на Рауля, только, конечно, постарше. Такая же лупоглазая и нос крючком.

Дама заискивающе улыбалась и говорила:

Мой сын Рауль полюбил вас с первого взгляда. Он сам мне признался, что при виде вас раскаленная стрела пронзила его сердце. С тех пор он не ест и не спит — все мечтает о вас одной. И конечно, мой Рауль моложе и красивей короля.

Кому что нравится, — сказала Аниска. — Кто любит редьку, а кто спелое яблочко.

Как вы сказали? — с недоумением переспросила графиня и сейчас же опять затараторила: — К тому же наш род более древний и знатный, чем род короля, и по всей справедливости следовало бы сидеть на троне не этому слабому королю Генриху, а смелому королю Раулю. Без сомнения, у нас самих хватит вассалов, чтобы поднять восстание и свергнуть короля. Но мы надеемся, что теперь, когда вы выйдете замуж за моего сына, ваш батюшка, великий князь, конечно, поддержит наши справедливые притязания и пришлет нам на помощь своих славных богатырей.

Это еще бабушка надвое сказала, — небрежно проронила Аниска.

Что вы говорите? — переспросила графиня. — И к тому же мы ничуть не беднее короля, а, пожалуй, и побогаче. У нас этот замок и дворец в Сэнлисе и дома и земли в других местах. На наших фермах бесчисленные крепостные собирают наш урожай, а их жены прядут шерсть и ткут тонкое полотно.

Эка невидаль! — гордо проговорила Аниска. — Из полотна шубы не сошьешь.

Как вы сказали? — переспросила графиня.

Вдруг в комнату вбежал граф Рауль и, нетерпеливо оглядываясь, вскричал:

Где княжна?

Графиня проговорила сладким голосом:

Ах, мой сын, любовь ослепила вас, и вы не видите того, что у вас под самым носом. Вот принцесса!

Эта? — закричал граф Рауль. — Эта? Это ее служанка Аникс, а не принцесса. — И, бранясь самыми нехорошими словами, он кричал: — Наградил меня бог бестолковой мамашей! Такое простое дело, как похищение принцессы, и то нельзя вам поручить!

Он схватился за голову и зашагал по комнате, восклицая:

Если мы отпустим Аникс, если она вернется к своей госпоже, если она — о проклятие! — все расскажет, как мне явиться на глаза Анне Ярославне? Уж не удастся мне ее вторично похитить!

Успокойся, мой сын, — ласково сказала графиня. — Мы отрубим Аникс голову, и уж тогда она помолчит.

Нет, нет, — сказал Рауль и поморщился. — Она хорошая девочка, и жаль лишать ее радости жизни. Лучше заключим ее навеки в подземную темницу.

А там можно подсыпать ей яд, — подсказала графиня.

Нет, нет, зачем это? Пусть живет. Лучше просто заковать ей шею, и руки, и ноги в крепкие цепи.

Аниска в ужасе переводила глаза с одного лица на другое и вдруг бросилась бежать. От страха будто выросли у нее крылья. Увидела лестницу, понеслась вверх, прыгая через ступени. А графиня с Раулем бежали следом, догоняли.

Лестница становилась все уже и круче и вдруг уперлась в низкую дверь. Аниска вбежала, захлопнула дверь и прислонилась к ней всем телом. За дверью раздался злобный смех графини.

Ха, ха... — хохотала она. — Попалась ты как мышь в мышеловку. Уж отсюда тебе не выбраться!

С грохотом защелкнулся тяжелый замок.

Аниска бросилась к окну — оно забрано толстой решеткой. Аниска с размаху двинула плечом, и то ли отчаяние придало ей силы, то ли эта решетка заржавела и держалась на одном гвозде, только вдруг она вылетела и чуть не увлекла за собой Аниску.

Аниска посмотрела ей вслед и видит, что далеко внизу по узкому парапету разгуливает тот злодей с рыжей бородой. А решетка упала ему прямо на голову и рассыпалась в прах. А рыжий заревел как бык и убежал. А на лестнице опять шаги, под дверью смех, голос графини:

Ах, негодная самозванка, думаешь, выломала решетку и уже на свободе! Окно высоко, а под башней ров с водой. Попалась, попалась, тут тебе и конец. Подожди, скоро уедет Рауль обратно, некому будет заступиться. Тогда я прикажу тебя повесить на длинной веревке.

«Эх, дали бы мне сейчас эту веревку, — подумала Аниска. — Я бы по ней спустилась и убежала».

Она печально подошла к окну, а под самым окном растет высокое дерево, только до него рукой не достать. Притянуть бы ветку к окну, да нечем.

А стражи внизу уж не видно. Знать, испугались, как бы она еще что-нибудь в окошко не выкинула, не зашибла бы их. Самое бы сейчас время убежать. Как бы до ветки добраться?

Тут она вспомнила, что на ней французское платье на спине шелковым шнурком зашнуровано. Заложила она руки за спину, повертелась, изловчилась, нащупала узел, дернула, выдернула шнур. Стоит, глазом примеряет: хватит ли того шелкового шнурка петлей на ветку закинуть.

Без петли как раз хватит, а петлю завязывать не хватит. Аниска сняла с головы золотой Анны Ярославнин венчик, привязала его к шнурку, дернула — крепко. Еще раз выглянула в окно — никого не видать. Эх, была не была!

Забросила шнур — венчик мимо ветки скользнул, не долетел. Еще раз замахнулась, забросила — зацепил венчик ветку, листья посыпались. Тут она притянула ветку к окну и привязала к гвоздю от решетки.

Встала она на подоконник, обхватила руками ветку и на животе поползла к стволу. Только доползла, ржавый гвоздь не выдержал, выскочил, и освобожденная ветка взвилась вверх, но Аниске уже было не опасно. Она быстро спустилась с дерева, прыгнула в ров, переплыла на другую сторону, выкарабкалась на берег и ну бежать!

Глава двенадцатая

ТЕНЬ ЗАМКА

Аниска бежала, бежала, из сил выбилась. Уж ей кажется, будто ноги сами по себе бегут, а она вся совсем бесчувственная — и глаза не видят, и уши не слышат, и живот есть не просит. А бегут ноги в голубых башмачках, сами через лужи перепрыгивают, через камни перескакивают, о малые песчинки спотыкаются. Ой, бегите, бегите, не спотыкайтесь, не подвертывайтесь — подальше бы убежать, поверней укрыться, пока ее не хватились. Вот она бежит, бежит, оглянется — еще темнеет замок вдали, как мрачная гора, четверть неба заслонил. Она опять бежит, бежит, оглянется — еще верхушки башен на краю неба вздымаются. А уж не хватает дыхания — остановиться бы. Остановилась она, оглянулась — не видать замка, небо чистое.

«Куда ж я бегу? — подумала она. — Может быть, совсем не в ту сторону, куда Анна Ярославна поехала? Надо бы мне дорогу спросить».

А спросить не у кого. Кругом поля, уже хлеб начал золотиться, а людей незаметно. 

Пошла она потихоньку, на обе стороны осматривается — видит невдалеке за изгородью избушка. Входит во двор, а там маленький мальчугашка — лет пяти или шести, играет со своей младшей сестренкой — лепит ей из грязи пирожки, а она довольна, сует пирожки в рот, вся перемазалась. На мальчишке одна рубашонка, девчушка совсем голенькая.

Здравствуйте, — говорит Аниска.

Тут детишки увидели ее, смотрят, глаз не сводят, молча пятятся. Мальчик тянет сестричку за руку, прячет за своей спиной. Вот глупые, чего они испугались?

Как тебя зовут? — спрашивает Аниска и протягивает к нему руку.

А он уж уперся в стенку, дальше отступать некуда, шепчет:

Бодо, я Бодо, барышня.

Скажи мне, Бодо, как в город пройти?

Он молчит, только глазами хлопает. Совсем дикий какой-то. Кого бы еще спросить?

Слушай, Бодо, может быть, твоя мама знает?

Бодо шепчет:

Пошла в замок, отдать вам нашу курицу и пять яиц.

А девчушка как услышала про курицу, залилась горьким плачем, зовет:

Ко-ко! Ко-ко!

Нет твоей ко-ко! — сердито шепчет Бодо и дергает ее за руку. — Замолчи, а то барышня разгневается.

А девчушка ревет в голос.

Не плачь, — говорит Аниска, — вот я найду свою княжну, выпрошу тебе другую курицу и петуха в придачу. Ну, не надо плакать. Петух-то кука-реку, курочка-то кудах-тах-тах, из яиц цыплятки вылупятся — цып, цып, цып! Ой, да замолчи ты!

А девчушка уж икать стала, так наплакалась. Аниска вздохнула и спрашивает:

Что ж вы одни здесь? Остальные-то где?

Сестра в замке шерсть прядет, отец на замковом лугу сено косит, братик под замковой стеной на виселице висит за то, что кролика в замковом лесу поймал.

Испугалась Аниска — и замка-то давно не видать, а его черная тень и до этого места пала. Надо скорей дальше бежать.

Вот она бежит, бежит, добежала до опушки леса. А там молодой парнишка собирает желуди в мешок. Увидел он Аниску, на колени бухнулся, сдернул шапчонку с нечесаных волос, дрожащим голосом спрашивает:

Барышня, вы из замка? Не гневайтесь на меня. Я ничего плохого не делал. Если я собираю желуди, чтобы прокормить нашу свинью, так уж мы отдали за это в замок одного поросенка. И если отцу было приказано сделать загородку вокруг замкового огорода, чтобы зайцы из лесу не пробрались туда и не погрызли замковую капусту, так мы уже работали там два дня, а сегодня меня управляющий замком отпустил...

Ах, пожалуйста, собирай желуди, если тебе надо, — прервала его Аниска. — Мне это совсем все равно. Ты мне только скажи, как мне пройти в город?

Парень смотрит на нее, глазки выкатил, рот распустил, всей пятерней в голове чешет.

Пройти? — говорит. — В город? — говорит.

Ну да, в город, — отвечает Аниска. — Чего ты вылупился?

Тут у парня глазенки заблестели, он хитро усмехнулся и таково вкрадчиво спрашивает:

В город пройти? Ай-яй-яй! А почему вы, барышня, пешком и одни в город собрались? А где ваши слуги и почему вы не верхом на коне? А почему на вас платьице мокрое да порванное? Я было подумал, не приключилась ли с вами какая беда на охоте. Да нет, не похоже. Ох, здесь дело нечисто! А может быть, вы вовсе не барышня и не из замка? А может, ты поганая ведьмина дочка и бродишь в наших местах воровать да колдовать, чтобы наши нивы засохли, и скот подох, и у людей в костях завелась хворь? Может быть, ты, упаси боже, на нашу госпожу графиню зло задумала? А-а, молчишь? Вот я тебя сейчас отведу в замок, и тебя там казнят, а мне будет награда!

С этими словами он бросился к ней, но Аниска не растерялась, подставила ему ножку. Он полетел вверх тормашками, желуди посыпались из мешка, а она не стала дожидаться и скорее побежала прочь. Один раз она оглянулась и увидела, что все небо закрыла темная тень.

Глава тринадцатая

СТАРУШКА

А это уже настали сумерки.

Аниска совсем выбилась из сил, упала на придорожный камень, закрыла лицо руками, плачет:

Ой, бедная я, несчастная я уродилася! И куда путь держать, сама я не знаю! И где меня погибель ждет, я не ведаю! Избежала я яда, топора и петли, а придет мне конец на чужой стороне. Ой, уж не видеть мне родимого батюшки, семерых моих милых братиков. Как-то они там без меня живут! Не видать мне ласковой подружки Анны Ярославны. Небось ждет меня, ищет, слезы льет.

Плакала она, плакала и вдруг слышит — кто-то идет, медленно тащится. Отняла Аниска руки от глаз, видит — бредет по дороге старушка, маленькая, тощенькая, вдвое согнулась под тяжелой вязанкой хвороста. Идет и сердито себе под нос бормочет.

Подошла старушка к Аниске, остановилась, оглядела ее с ног до головы, а потом осмотрела с головы до ног, а потом скосила глаза и еще сбоку взглянула, усмехнулась, подмигнула и заговорила:

Ох уж эти мне молодые да нежные — из-за всякого пустяка слезы льют. Вот я, старая, как тяжело несу, а не плачу.

Аниска пожалела старушку, подвинулась и говорит:

Садись, бабушка, отдохни!

Старушка присела бочком, на Аниску поглядывает и ворчит:

Ну и времена настали. И солнышко не так тепло греет, и дорога в лес вдвое длинней стала. А хворост тяжелый, будто дубовые бревна. Верно, отсырел от непогоды.

А какая там непогода! День-то был ясный, пригожий, и вечер хороший, и вчера не хуже было.

Аниска пожалела старушку и говорит:

Дай, бабушка, я тебе вязанку до дому донесу.

Старушка головой закивала, захихикала и говорит:

Донесешь ли? Я и то запыхалась, а ты, молодая да балованная, и поднять не сумеешь.

Донесу, — говорит Аниска.

Взвалила она вязанку на плечи, пошла. А старушка семенит сзади, выговаривает:

Ох уж эти молодые, к работе не приученные! За какое дело ни возьмутся, ничего толком не сделают. Вот теперь хворостину потеряла, да такую хорошую. Что же, мне всю дорогу за тобой подбирать, что ты уронишь?

Аниска тащит вязанку, молчит, а сама думает:

«Вот противная старушка! Что она надо мною издевается? И что у ней на уме — доброе или злое? Вот брошу я ее противный хворост, убегу, пока не поздно, от греха подальше».

Однако же жалко ей эту ветхую старушку, идет, несет.

Вот приходят они к старушке домой, Аниска вязанку на земляной пол скинула, хочет идти, а старушка не пускает. 

Запарилась ты, отдохни немного. А я сварю кашу, накормлю тебя.

А уже вечереет, а ведь Аниска-то с Анной Ярославной уехали в лес до завтрака, да и после у ней ни крошки во рту не было. Только сейчас вспомнила, какая она голодная.

Сидит Аниска, отдыхает, а старушка кашу варит, большой ложкой мешает в котле и говорит:

Ты, видно, не здешняя? Что-то мне твое лицо незнакомо, а я тут всех в округе знаю.

Аниска смутилась и отвечает:

Я из дальней деревни, а здесь мимоходом.

А из какой же ты деревни? — спрашивает старушка.

Аниска сразу не придумает, как французские деревни называются, и говорит:

Такая деревня — небольшая. Я забыла, как называется.

Это бывает, — говорит старушка. — Иной человек не то что деревню, а собственное имя не может вспомнить.

Я помню, помню, — говорит Аниска. — Я хорошо помню.

А старушка опять спрашивает:

Платье-то на тебе какое, не крестьянское?

Какое платье? Мое? А это старое платье. Это платье мне дала моя тетя, а тете дала — как это сказать по-французскому? — жена дедушки. А ей дала — ну как это? — внучка дяди. А ей дали дядя, тетя, брат, сестра, соседка...

Вот как! — прервала старушка. — Выходит, твоему платью износа нет. Все его носили, а оно все новое.

Вот каша сварилась. Налила старушка полную миску, — сидят едят. Старушка-то по зернышку клюет, а Аниска за обе щеки уписывает. Поели они, ложки вытерли, старушка перестала улыбаться и говорит:

А теперь отвечай мне по всей правде, сознавайся. Ты из замка убежала?

Аниска испугалась. Все слова, какие только знала, сразу перезабыла, быстро-быстро бормочет:

Нет-нет-нет! Я не понимаю. Какой замок? Большой или маленький, синий или красный, деревянный или каменный? Я... я не убежала, не прибежала, не видела, не слышала. А ты почему догадалась?

По всему, — говорит старушка. — Вы, молодые-то, собой гордитесь, думаете, старики все из ума повыжили. А я еще не слепая, не глухая, я все замечаю. Платье-то на тебе дворянское, а ты со мной на одном камушке сидела, мою ношу тащила. Это ни одна барышня себе не позволит. Значит, платье на тебе чужое и сама ты не то, что кажешься. И к тому же ты мокрая вся. С чего бы это? Здесь поблизости нет речки, и намокнуть ты могла только в замковом рву. Как ты туда попала? Кабы по добру ушла, тебе бы опустили подъемный мост. Значит, ты тайком убежала. Сознавайся, кто ты и какая с тобой приключилась беда?

Аниска заплакала и сказала:

Я не здешняя, я из Киева. Злые люди хотели украсть мою княжну. Я нарочно ее платье надела, они меня украли. Они меня заперли и хотели убить. Провалиться мне на этом месте, если я вру!

Старушка выслушала и ну смеяться! Хохочет, по бокам себя бьет, ладонями всплескивает, сквозь смех едва выговаривает:

Ай, я умная, ай, я хитрая, ай, я всех вас насквозь вижу. Вы, молодые, много о себе воображаете, а я вас всех вокруг пальца оберну. Ой, дурочка, ах, дурочка, обмануть меня хотела, а я сразу поняла, что никакая ты не барышня, а простая девчонка. Ох, сейчас лопну от смеха!

Аниска смотрит на нее, думает:

«Вот противная старушонка! Я ей мое горе поведала, а ей смешно».

Наконец старушка перестала смеяться. Уж не трясется, нос и рот ладонью утерла и заговорила:

Что же мне с тобой делать, с глупенькой, с молоденькой? Придется мне тебя пожалеть. Так слушай же меня внимательно. Скоро ночь, а ты устала и не сможешь уйти далеко. А днем тебе тоже нельзя уйти, чтобы люди тебя не увидели. А люди по всей округе на замковой земле живут, на весь век к ней прикрепленные, и в замке наша жизнь и смерть. Кто тебя увидит, тотчас тебя схватит и в замок вернет.

А меня уже видели, — сказала Аниска. — Маленький Бодо и еще парнишка на опушке. Уж они грозились.

Это плохо, — сказала старушка. — Они хоть сами и не сумели тебя поймать, да расскажут своим отцам, матерям, и тут тебе конец придет.

Что же мне делать? — воскликнула Аниска. 

Придется тебе переодеться, — сказала старушка. — Они тебя по платью запомнили, а лица не приметили. Я тебе дам мое праздничное платье, оно хоть старенькое, а чистое. Эту ночь ты у меня переночуешь и еще на завтрашний день здесь останешься, а уйдешь уж завтра вечером. Сюда никто не заглянет, так что ты не бойся. И еще вот что я тебе скажу. Хоть ты и бойко тараторишь по-нашему, а все равно люди сразу признают, что ты не здешняя. И мой тебе совет — поменьше разговаривать — лучше помолчи. А теперь ложись спать — время позднее.

Бабушка! — воскликнула Аниска. — Чем мне вам отплатить? Я-то думала, вы противная, а вы вот какая добрая!

Эх вы, молодые, всех по внешности судите. Вот хотела бы я посмотреть, чем тебе твоя княжна за верную службу отплатит!

Глава четырнадцатая

ДВЕНАДЦАТЬ КАМЗОЛОВ

На прощание старушка показала Аниске дорогу, как добраться до ближайшего городка, и дала ей горшочек каши.

Если будешь бережно есть, тебе на два дня хватит, а в городе другие люди накормят. В городе узнаешь, куда твоя княжна проехала и давно ли. А может быть, она тебя там дожидается, раз уж вы такие верные друзья.

Всю ночь Аниска шла, а как стало светать, устала, проголодалась. Забралась подальше в кусты, достала горшочек, развязала тряпицу.

Я немножко съем, одну корочку. Мне подольше хватит. — Съела корочку. — Еще одну горстку съем.

Сама не заметила, как весь горшочек очистила, донышко выскребла — пусто, ни одной крупинки не осталось. Вздохнула Аниска, зевнула разок-другой, легла на бочок и заснула. Когда солнышко закатилось, она проснулась, потянулась так сладко, что косточки хрустнули, протерла глаза и осмотрелась кругом — куда же теперь идти? Сюда-то она в темноте шла, а ночью все кошки серы, все деревья одинаковы. Которые позади остались, а какие впереди растут — не разберешь. Пошла она наугад, шла, шла, совсем заплуталась и попала в такую чащобу, что впереди себя на два шага не видно. И луна за облаками скрылась — ну совсем темно.

Вдруг видит Аниска — вдали светится огонек. Она и пошла на него.

Видит: это разложен костер, над костром на вертеле дикая коза жарится, а вокруг сидят двенадцать мужиков. Такие нечесаные, бородой по глаза заросли, камзолы на них рваные — видно, давно они из лесу не выходили, добрым людям на глаза не показывались.

«Дровосеки, — думает Аниска. — А может быть, угольщики. Нет, у угольщиков лица почерней будут».

Подошла она к ним, поклонилась и говорит:

Можно, я у вашего костра посижу, отдохну недолго, а вы мне объясните, правильно ли я иду в город, не заблудилась ли?

Они говорят:

Садись. Сейчас жарко́е поспеет, мы тебя угостим.

Сидят они, смотрят, как коза румянится, жир на угольях шипит.

Один из них и говорит:

Как тебя зовут и зачем тебе надо в город?

Она отвечает:

Зовут меня Аниска, а в городе меня подруга ждет.

Он говорит:

А я Жано, по прозвищу Срежь-кошелек.

Второй говорит:

Я Жако — Трах-по-голове.

Третий говорит:

Я Мельхиор — Нож-в-бок.

Тут она поняла, куда попала, скорей вскочила, хотела убежать, а они ее за руки схватили и опять посадили на место.

Она взмолилась:

Добрые разбойнички, не убивайте меня. Вам от этого никакой пользы не будет, а меня подруга в городе ждет.

Они смеются и говорят:

Зачем нам тебя убивать? Мы честные разбойники. Бедных людей не трогаем, а грабим тех, у кого есть что взять.

Тогда, — говорит она, — отпустите меня.

Нет, — отвечают, — не отпустим. Живем мы тут без женской заботы. Все обносились, камзолы у нас драные. Сшей нам по новому камзолу — тогда отпустим.

Из чего ж я вам камзолы сошью? — спрашивает Аниска. — У меня ничего нет.

Это не твоя забота — у нас найдется. Вот поужинаем, а там ты с нас мерку снимешь и с утра сядешь за работу.

Поели они и Аниске дали. Затоптали костер, взяли ее за ручки и отвели в пещеру. А там всякого добра целые горы навалены — и фламандские сукна, и византийские дорогие оксамиты. Чего только нет!

Нашлись и ножницы — золотые кольчики, и костяной игольник с золотой иглой, и золотой наперсток: у домовитой горожанки вместе с поясом отняты были. А ниток нет. Расщипали они шелковое покрывало на нитки, дали ей, а сами ушли и тяжелую дверь заперли за собой на замок.

С утра Аниска села за работу. Весь день шила, не разгибая спины, и к вечеру первый камзол кончила. Срежь-кошелек померил и похвалил. На второй день она сшила второй камзол. Через двенадцать дней все двенадцать готовы.

Она говорит:

Я все по уговору выполнила. Теперь отпустите меня. Меня в городе подружка ждет.

Дольше ждала, меньше осталось. Не можем мы тебя отпустить. Скоро зима, а у нас нет теплых плащей. Без плащей, в камзолах, мы замерзнем и заболеем. Ты уж нас пожалей, сшей нам по плащу. Тогда отпустим.

Из чего же я вам теплые плащи буду шить? У меня нет ничего.

А это не твоя забота.

Притащили ей мехов целую гору. Тут и беличьи легкие шкурки, и пышный бобровый мех — проезжего купца ограбили.

Вот Аниска села, сидит, шьет, спины не разгибает. И через двенадцать дней сшила все двенадцать плащей.

Она говорит:

Теперь я все по уговору выполнила. Отпустите меня в город, меня подружка заждалась.

Дольше ждала, меньше осталось. Мы тебя отпустим, кто же нам старые камзолы залатает?

Села она камзолы латать. Не простые заплатки кладет, а старается покрасивей. Одну заплатку вырезала полумесяцем, другую сердечком, третью цветком ромашкой, четвертую лучистой звездой. Сама латает, а про себя думу думает:

«Неужто в родной дом не вернусь, неужто не свижусь с отцом да с братиками. И Анка-подружка меня заждалась. Скоро и ждать перестанет. Как мне отсюда выбраться? Добром меня не отпустят. Притворюсь, что мне уходить не хочется».

Разбойники к ней привыкли, обращаются очень хорошо, только из пещеры не выпускают. Срежь-кошелек приносит ей лесные ягоды. Трах-по-голове выбирает ей за ужином лучшие куски. Нож-в-бок поймал живую белочку, принес за пазухой, только рыжий хвостик наружу торчит. Подарил Аниске, чтобы ей в пещере не скучно было.

Наложила она заплаты на все двенадцать камзолов. Они на них любуются, насмотреться не могут, говорят:

Какая же ты мастерица! Нам такой второй вовеки не найти.

Она отвечает:

Заплаты неплохие, а камзолы-то грязные. Постирать бы надо, а воды нет.

А это не твоя забота. Мы тебе воды натаскаем.

Нет, — говорит Аниска. — Эта вода не годится. Надо мне проточную воду, чтобы грязь подальше унесла. Надо мне песок, чтобы пятна оттереть, надо мне крепкий древесный сук, чтобы пыль выколотить.

Они говорят:

Это надо в лес идти, к ручью.

Отомкнули они тяжелый замок, распахнули двери, вывели ее из пещеры. Она щурится от солнечного света. А лес-то весь золотой и багряный — осень уже наступила.

Привели разбойники Аниску к ручью, сами сели на бережку, сторожат, а она стирает, старается. Трет камзолы песком, древесным суком, будто вальком колотит. Отстирала первый камзол, показывает:

Хорошо ли?

Ох, хорошо, лучше не бывает.

Взяла она второй камзол. В ручей опустила, песком трет, древесным суком колотит. Отстирала.

Хорошо?

Ох, хорошо!

Взяла она третий камзол, опустила в воду, зовет:

Трах-по-голове, подойди-ка сюда!

Он откликается:

Чего тебе?

А она:

Да подойди ты поближе!

Он подошел, а она как размахнется и древесным суком его трах по голове.

Сук пополам, голова цела. Разбойники хохочут:

А ну-ка, еще разок попробуй!

Трах-по-голове трет голову рукой и тоже смеется:

Еще тот сук не родился, чтобы мою башку расквасить.

А Аниска чуть не плачет, размахивает обломком, кричит:

Настоящие вы разбойники, совести у вас нет! Я вам двенадцать плащей смастерила, двенадцать камзолов сшила, двенадцать починила и еще три отстирала. Остальные сами достираете, небось руки не отвалятся. Не стану я о вас заботиться, раз вы обещались меня отпустить, а сами свое слово не держите.

Разбойники посмеялись досыта и говорят: 

А девчонка-то права. Нехорошо мы поступили. Впрямь по-разбойничьи. Смастерила она нам двенадцать плащей, двенадцать камзолов сшила, двенадцать починила, три постирала. Уговор дороже денег. Отпустим ее.

И отпустили.

Уходи поскорей, как бы мы не передумали!

Глава пятнадцатая

ПОЛЕТ

Неожиданно деревья расступились, и Аниска увидела невдалеке городок и прямую дорогу, по которой горожане ездили за дровами. У Аниски от радости сердце подпрыгнуло в груди, и она скорей побежала по дороге.

Она столько раз повторяла разбойникам, что в городе ждет ее Анна Ярославна, что сама этому поверила и теперь очень торопилась поскорей встретиться.

Внезапно подул холодный ветер, набежали тучки и пошел дождь. И не успела Аниска вскрикнуть, когда первая капля упала ей за шиворот, как уже дождь пролился пеленой, будто там наверху прорвало плотину. И не успела Аниска опомниться, как вся насквозь промокла, а пронзительный ветер бил ее по икрам тяжелым мокрым подолом платья, подгонял ее — беги-и-и!

Вот она добежала до первого дома и прижалась к стенке. А надо вам знать, что дома там в городах строили так, что второй этаж выступал далеко над первым, и люди, протянув руки из окон домов, стоящих по обе стороны улицы, могли бы коснуться друг друга кончиками пальцев. И конечно, сухой человек под навесом такого дома не промок бы. Но Аниска была уже насквозь мокрая и, понятно, не стала суше.

Когда она немного отдышалась, то услышала, что не только ветер свистит и дождь плещет, но откуда-то близко доносятся людские голоса и звуки песни. Она оглянулась и увидела, что рядом с ней дверь. Тогда она подвинулась поближе, приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Там в большой, низкой комнате вдоль закопченных стен сидели на скамьях люди, ели и пили, стучали кулаками по столу и горланили песни. Между столов проворно пробиралась бойкая служанка, торопливо подавала и убирала тарелки и кружки, на ходу отвечая шуткой на шутки гостей. На дальнем конце комнаты горел в очаге яркий огонь, и поваренок вертел над ним длинный железный прут, весь унизанный курами и голубями. Аниска переступила порог.

Служанка тотчас заметила ее, подошла, оглядела с ног до головы и остановилась взглядом на Анискином поясе, на котором висели ножницы — золотые кольчики и сумка с игольником и наперстком. Служанка приветливо улыбнулась и сказала:

Заходи, заходи, девочка. Садись поближе к огню, посуши свое платьице. Что ты хочешь покушать — куриную ножку или половинку голубя? А может быть, и то и другое? Ты не стесняйся! Если у тебя нет денег, я, так и быть, согласна за ужин и ночлег взять вот эти твои ножницы.

Нет, — сказала Аниска, — эти ножницы не мои. Я не успела вернуть их тем, кто мне их дал, но обязательно верну при встрече.

Ах, нет? — сказала служанка. — На нет и ужина нет. Убирайся отсюда, побродяжка!

Подождите меня гнать, — попросила Аниска. — Сперва скажите мне, где здесь остановилась киевская княжна? Вы только скажите, и я сама уйду.

Служанка уперлась руками в бока и громко рассмеялась.

Ты что же, собралась в гости к княжне? — насмешливо спросила она. — Вид у тебя самый подходящий! Только твоя княжна давным-давно здесь проехала и теперь уж, наверно, в Париже. А ты убирайся отсюда! — вдруг закричала она. — Пошла, пошла, ничтожная побирушка, пока я тебя метлой отсюда не вымела.

На ее крик хозяин таверны — а его сразу можно было узнать по высокому колпаку и засаленному переднику, — на ее крик хозяин встал от стола, за которым пил со своими гостями, и крикнул:

Эй ты, Кларинда, помолчи-ка! Где это видано, выгонять маленьких девочек в холод и непогоду?

Что же с ней делать, хозяин? — спросила Кларинда.

А ты пожалей ее, дай ей полную с верхом миску объедков, а потом уложи спать на сеновале. А утром снова дашь ей полную миску и отпустишь с миром. Нас от этого не убудет.

Слушаюсь, хозяин, — ответила Кларинда. — Вам видней.

Она накормила Аниску, отвела ее на сеновал и ушла.

Аниска поглубже зарылась в мягкое сено, повернулась на бочок, поджала ноги, свернулась калачиком, подложила руки под голову и вдруг вся вытянулась как стрела и полетела.

Крыша сеновала раздвинулась и пропустила ее, и Аниска полетела по чистому звездному небу. Она отталкивалась носками, разгребала воздух ладонями, пролетела над городскими крышами, загребла одной рукой, обогнула высокую колокольню — колокола закачались и закивали ей.

Там внизу косой полосой шел дождь, ночной туман заволок лес и только редкие верхушки самых высоких дубов торчали над ним, а она плыла по небу. Звезды мигали, луна кувыркалась то справа, то слева, а она летела все дальше и дальше. Вдруг впереди небо порозовело, звезды мелькнули и погасли, месяц покатился вниз по небу и исчез, а солнышко проснулось, высунуло из-за края земли один, другой, пять золотых лучей и открыло свой сияющий глаз. И Аниска увидела, что уже летит над Днепром.

Вниз по Днепру — широкой реке — плыли купеческие корабли, везли товары в далекий Царьград, и вверх по Днепру плыли купцы в варяжские земли. И вдруг они все всполошились, столпились на палубах своих кораблей, задрали головы кверху и пальцами показывают на летящую Аниску. А гребцы побросали весла и тоже смотрели вверх, и тоже удивлялись на Аниску.

Она пролетела над Днепром, и вот уже внизу Киев и Подол, а по берегу бегут семь мальчиков — Ивашка, Евлашка, Ерошка, Епишка, Алешка, и Гришка, и маленький Пантелеймонушка. Они бегут и машут руками, и рты у них открыты, и, хоть ничего не слышно, Аниска знает, что они зовут ее.

Она бы тоже помахала им, но если поднимешь руку, потеряешь равновесие и камнем полетишь вниз. Она только успела подумать: «Здравствуйте, здравствуйте!» — и уже потеряла их из виду.

Теперь перед ней была гора, и Аниска сильней оттолкнулась от воздуха. Как пловец на высокой волне, взмыла она кверху, пронеслась над стеной с золотыми воротами и увидела под собой широкую площадь, белокаменный княжеский замок и тринадцать глав Софийского собора. И как волна, достигнув берега, выносит пловца на прибрежный песок, так движение воздуха незаметно опустило Аниску у подножия лестничной башни. Тут она вскочила на ноги и побежала вверх по лестнице.

На верху лестницы стоит Анна Ярославна, протягивает к ней обе руки и беззвучно зовет:

Верная моя Аниска, я здесь! Иди ко мне!

Аниска кричит, а голоса не слышно:

Анка, Анка, наконец-то! — и бежит, бежит по ступенькам.

И вдруг как раз посредине между ней и Анной Ярославной, где на стене, на картинке, гудочник водит смычком по гудку, вдруг гудочник выпрямился, вытащил ноги из стены как из-под одеяла, одной, другой ногой стал на ступени, закрыл собой Анну Ярославну. Тут гудочник заслонился гудком, будто щитом, выставил смычок, будто копье, и ударил ее смычком прямо в грудь, и она полетела вниз по ступенькам, со ступеньки на ступеньку, вниз, вниз, вниз...

А служанка Кларинда стоит над ней, трясет ее за плечи, сует ей миску с едой и кричит в самое ухо:

Ешь и уходи! Уж солнце высоко, хватит валяться.

Глава шестнадцатая

ВСТРЕЧА

Уже голубые башмачки истрепались, подметки износились, завязки потерялись, когда однажды ранним утром Аниска увидела вдали город Париж.

Город стоял на острове посреди широкой мутной реки, и Аниске были ясно видны квадратные башни соборов, остроконечные дворцовые крыши и толпа деревянных домишек, которые, теснясь и карабкаясь друг на друга, будто стадо грязных овец, спускались к реке.

Небо было серое, и падали редкие снежинки. Аниска стояла на берегу и думала, как ей добраться до города.

Тут она увидела у самого берега лодку, а в ней, подняв вверх весла, сидела широкоплечая нечесаная девка. Аниска подошла к ней и вежливо спросила:

Пожалуйста, не перевезешь ли ты меня через реку?

Перевезу, отчего не перевезти? Я здесь перевозчица. Заплати мне, и я перевезу тебя туда и обратно.

Мне нечем заплатить, — сказала Аниска. — И обратно мне не надо.

Перевозчица посмотрела на нее, подумала и сказала: 

Вот у тебя ножницы на поясе. Они бы мне пригодились.

Нет, — ответила Аниска. — Ножницы я не могу отдать.

А на нет и перевоза нет, — сказала перевозчица.

Обе помолчали, подумали. Наконец Аниска спросила:

А моста здесь нету?

Есть мосты, — сказала перевозчица. — Один к югу, другой к северу. Пойдешь подальше по берегу, там будет мост. Только без денег тебя на мост не пустят.

Они еще немного помолчали, и перевозчица сказала:

Эх, был бы сейчас темный вечер, кокнула бы я тебя веслом по кумполу, и вся недолга. Были бы ножницы мои. А днем я такими делами не занимаюсь.

Аниска не совсем поняла, что она хочет сказать, и спросила:

А днем ты меня не кокнешь по кумполу?

Нет, — сказала перевозчица. — Днем еще кто-нибудь подглядит. Еще наденут на меня пеньковое ожерелье. Уж тогда моя шея узнает, сколько мой зад весит.

Все это звучало немного страшно, но Аниска подумала:

«Ну и что ж, что ножницы не мои. Придется их отдать — другого пути нет. Мне Анна Ярославна, может, десять ножниц подарит, и я все их отдам разбойникам. Они даже обрадуются».

Она сняла ножницы с пояса и протянула их перевозчице.

Бери!

То-то же! — ответила та и засмеялась.

Вот Аниска переправилась через реку и пошла по узкой парижской улице. С обеих сторон нависали над ней кривые домишки, и из окон то и дело ретивые хозяйки трясли одеяла и выливали помои. Люди шли неприветливые, ежась от холода, засунув руки в рукава, толкаясь локтями. Чуть не столкнули Аниску в сточную канаву, подернутую тонкой корочкой желтого льда.

Аниска стала приглядываться, у кого бы спросить дорогу. Навстречу ей попалась молоденькая девушка. Она бежала, вся перегнувшись набок, тащила тяжелый узел с грязным бельем. Аниска дернула ее за платье и спросила:

Скажи мне, пожалуйста, как пройти к королевскому замку?

Девушка ответила скороговоркой:

Улицей Менял, Старой Суконщиков, Малой Красильщиков, Поросячьим рынком, Кошачьей площадкой, улицей Амбар-над-рекой, а там дальше спросишь, — и убежала.

Но так как Аниска все равно не знала, какая улица как называется, пользы ей от этих слов было немного, и она стала искать, кого бы еще спросить. Тут она заметила пожилого мужчину в длинной темной одежде и опушенной заячьим мехом шапке. На поясе у него висела медная чернильница, а за ухом торчало перо. Несмотря на холод, он шел неторопливо, что-то бормотал про себя. 

«Уж такой умный господин, наверно, сумеет объяснить мне», — подумала Аниска, остановилась перед ним и спросила:

Прошу вас, скажите, как пройти к замку?

А? — сказал господин и опять забормотал себе под нос.

Аниска повторила свой вопрос, но он только пожал плечами и пошел дальше.

Еще один прохожий посмеялся над ней, спросил:

Тебя там, наверно, заждались, в королевском замке? Уж за королевским столом прибор тебе приготовили?

А как же? — сказала Аниска. — Меня там давно ждут.

Ну так беги скорей, а то как бы там твою долю не съели, — сказал прохожий и так ничего толком не объяснил.

Вдруг к Аниске подошел какой-то человек с лицом, иссеченным шрамами, и длинным мечом на перевязи. Впрочем, одежда у него была довольно потрепанная. Он приветливо улыбнулся и сказал:

Ты ищешь дорогу, девочка? Я защитник вдов и сирот, без страха и упрека помогаю всем, кто нуждается в моей помощи. Идем, я тебя провожу.

Ах, спасибо! — радостно воскликнула Аниска и пошла за ним.

Человек тотчас свернул в узенький и темный переулок, оглянулся по сторонам и шепнул:

А что у тебя в кошельке на поясе? — и протянул руку.

Аниска отскочила и крикнула:

А вот я тебя кокну по кумполу! Узнает твоя шея, сколько весит твой зад!

Человек тотчас отпустил ее и пробормотал:

Так бы ты и сказала, что ты из наших и пристаешь к прохожим, чтобы вытащить у них кошелек.

Я такими делами днем не занимаюсь, еще увидят, — сказала Аниска. — А ты мне все-таки покажи дорогу, только сам за мной не ходи.

Что же ты задумала? спросил он с хитрой усмешкой, но под грозным Анискиным взглядом отодвинулся и пробормотал: — Ладно, ладно, не буду тебе мешать, — и указал ей дорогу.

Наконец она вышла на мощенную булыжником площадь перед королевским дворцом.

У дворцовых ворот стояли два стражника в железных доспехах и держали в руках копья. Когда Аниска подошла, они скрестили копья и преградили ей дорогу.

Пожалуйста, пропустите меня, — вежливо попросила Аниска. — Я иду к Анне Ярославне и очень тороплюсь.

Не говори глупостей, девочка, — сказал один стражник. — Таких, как ты, не велено пропускать.

Ах, пожалуйста, пожалуйста, мне очень надо!

Никак нельзя, — сказал второй стражник. А впрочем, что это у тебя в кошельке на поясе?

Золотой наперсток и игольник с иглой.

Покажи-ка нам наперсток, — сказали оба стражника.

Аниска подала им наперсток. Один поцарапал его ногтем, другой попробовал на зуб, и оба сказали:

Мы отвернемся, а ты незаметно проскользни в ворота.

Вот Аниска очутилась во дворце. В темной прихожей сидели солдаты, играли в кости, громко спорили и не заметили ее. А она юркнула за тяжелую занавеску и очутилась в коридоре. По обе стороны двери. Аниска открыла одну дверь. Там молоденькая служанка стоит у высокой резной кровати и усердно взбивает пуховики. Пух, будто снег, летит по всей комнате.

Ай, кто это? — вскрикнула служаночка при виде Аниски.

Пожалуйста, не пугайтесь. Я подруга Анны Ярославны, которая теперь невеста вашего короля. Пожалуйста, проводите меня к ней.

Это никак нельзя, — ответила служаночка. — Принцесса Анна сейчас обедает с королем и его матушкой, старой королевой Констанцией. Разве ты не слышишь звуки труб?

Ах, пожалуйста! — взмолилась Аниска, — Я подарю вам костяной игольничек с золотой иглой.

Служанка вздохнула и сказала:

Мне давно хотелось такой костяной игольничек, и еще с золотой иглой. Но я не посмею проводить тебя в обеденный зал. Если хочешь, я отведу тебя на хоры. Оттуда ты сможешь увидеть принцессу, а уж дальше поступай как знаешь.

Аниска согласилась, и служанка повела ее по винтовой лестнице на хоры над обеденным залом, а сама поскорей ушла. Вот Аниска смотрит сквозь прорези перил и видит: внизу в большой зале сидит на возвышении, на троне, сам король, и на голове у него корона. А по бокам, на тронах пониже, сидят с одной стороны старая королева Констанция, а с другой — Анна Ярославна, королевская невеста.

На Анне Ярославне платье из золотого сукна, по подолу и вырезу опушено горностаем. Длинные косы перевиты жемчугом. За ее спиной паж Пертинакс держит обеими руками тяжелый шлейф ее платья. А на столе перед ними на золотом блюде жареный павлин с распущенным ярко-синим глазастым хвостом. Анна Ярославна пьет из золотого кубка и каждый раз, как она поднимет его к губам, музыканты трубят в трубы.

А пониже возвышения другой стол, и за тем длинным столом сидят рыцари и дамы, и граф Рауль там, и Амальфея Никитишна держит в обеих руках лебединую ногу, и все пьют и едят и веселятся.

Но Аниска на этот стол не смотрит, а не сводит глаз с Анны Ярославны и шепчет:

Ну взгляни на меня, взгляни на меня, взгляни!

Анна Ярославна кушает, не глядит.

Тут Аниска встала на цыпочки, перегнулась через перила и как позовет:

Анка, Анка, взгляни на меня!

Анна Ярославна кубок уронила, вино на платье пролилось.

Старая королева говорит:

Что это? Что это?

Король повернул голову, поправил корону, нахмурился.

Анна Ярославна, белая как мел, глядит на Аниску, губу прикусила.

А Аниска сверху кричит:

Анна Ярославна, что ж ты не признала меня? Я твоя верная Аниска!

Анна Ярославна вскочила, ногами топает, кричит:

Не хочу, не хочу, не хочу!

Король говорит:

Успокойтесь, моя прекрасная невеста!

Старая королева говорит: 

Ах, как это неприлично!

Не хочу! — кричит Анна Ярославна, и других слов от нее не добьешься. А сама плачет в голос.

Тут граф Рауль поднимается и выходит из зала, и не успела Аниска опомниться, как обступила ее вооруженная стража, вывернули ей руки назад, связали веревкой и за эту веревку потащили вниз по винтовой лестнице с хоров, и по другой лестнице, и еще по другой, все ниже и ниже, по зловонным коридорам, по липким каменным плитам в мрачное подземелье. Тут они отомкнули тяжелую дверь, развязали веревку, которой Аниска была связана, и ногами в железных башмаках толкнули ее в спину. Она упала на кучу соломы, а они дверь опять замкнули.

Смотрит Аниска — со всех сторон обступили ее сырые, заросшие плесенью стены, а на полу, прямо против нее, сидела, поблескивая красными глазками, огромная крыса.

Глава семнадцатая

КЛЕВЕТА

Уходи, — сказала Аниска и запустила в крысу пригоршней соломы.

Крыса насмешливо улыбнулась.

Я тебе что сказала? — крикнула Аниска. — Сейчас же уходи!

Крыса нагло подвинулась на шаг вперед и повела острой мордочкой, будто принюхиваясь, вкусно ли будет надкусить Аниску.

Ах, так! — сказала Аниска, схватила кувшин с водой и опрокинула его над крысой. Крыса взвизгнула и исчезла, а Аниска опять опустилась на кучу соломы и мрачно задумалась. 

Вдруг загрохотали засовы, заскрипели замки, дверь темницы отворилась и вошел паж Пертинакс. В одной руке он держал фонарь, а в другой корзинку. Он повесил фонарь на гвоздь, поставил корзинку на пол и деловито сказал:

Бедняжка Аникс, ты не успела пообедать и, наверно, очень хочешь есть. Смотри, я принес тебе сладкий пирожок, кувшинчик с вином и...

Уходи! — прервала его Аниска. — Мне противно смотреть на тебя и на твои пирожки.

Не сердись, — сказал Пертинакс, — Нам всем тебя очень жаль, и дама Амальфея...

   Убирайся, — сказала Аниска. — Я вас всех презираю.

Но Пертинакс не ушел, а вынул из корзинки красивую салфетку, расстелил ее на полу и разгладил ладонью складки. На салфетку он поставил тарелочку и маленький кубок. На тарелку положил кусок ветчины с аппетитно подрумяненной корочкой. Потом опять опустил руку в корзинку и вынул обернутый в виноградные листья сладкий пирог, политый медом и тесно усаженный цукатом.

Уходи, Петруша, — прошептала Аниска и заплакала.

Не плачь, дорогая Аникс, — сказал Пертинакс.

Как мне не плакать, не лить слезы, — шмыгая носом, ответила Аниска, — когда со мной поступили так несправедливо! Отчего Анна Ярославна притворилась, что не признает меня? Отчего она кричала: «Не хочу»? Разве это хорошо? Разве так поступают верные друзья? Это просто черная неблагодарность, и больше ничего!

Выпей немножко воды и успокойся, — сказал Пертинакс.

Я вылила воду на крысу, — ответила Аниска и еще пуще заплакала.

Когда она немного успокоилась, он заговорил:

Ты напрасно сердишься на принцессу — она совсем не виновата. А дело было так. В то утро, когда вы уехали по течению ручейка, Анна Ярославна верхом на белой Лебеди, а ты на вороном коне...

Аниска протянула руку за пирожком, а Пертинакс сел на солому, поерзал — солома была колючая, — устроился поудобней и продолжал свой рассказ:

...когда завтрак был готов, Амальфея Никитишна послала за вами слуг и они вскоре нашли княжну. Она была очень сердита и все повторяла: «Что за глупые шутки? Надеть мое платье и ускакать на моем коне! Вот вернется Аниска, я ей все скажу, что я о ней думаю».

После завтрака она отказалась ехать дальше и ушла в свой шатер. Время от времени она звала Амальфею Никитишну и спрашивала: «Что, Аниска еще не вернулась?» — и, услышав в ответ, что нет еще, не возвращалась, опять начинала сердиться и повторять: «Вот, назло всем, не сдвинусь с места, пока она не явится. Уж тогда я ей все скажу!»

Но все равно дальше нельзя было ехать, потому что граф Рауль тоже куда-то исчез с утра, и с тех пор его не видели.

Однако ж к обеду он вернулся, и Анна Ярославна вышла из своей палатки и пожаловалась ему, какая Аниска дура и как бессовестно подшутила над княжной.

«Прекрасная принцесса, — сказал Рауль, — у вас доброе сердце и невинная душа. Поэтому вам непонятно людское коварство, злоба и зависть».

«А кто ж на меня злится?» — спросила Анна Ярославна.

«Ах, принцесса, вы пригрели змею на своей груди. Поступок вашей служанки вовсе не был шуткой. Без сомнения, она позавидовала вашей блестящей судьбе и вздумала в вашем платье и золотом венчике, верхом на вашем белом коне, раньше вас доехать до Парижа. Там она выдала бы себя за вас и, придумав какую-нибудь правдоподобную ложь, сама вышла бы замуж за французского короля. А вас, когда вы прибыли бы туда, она объявила бы своей служанкой Аникс и отправила бы вас на кухню мыть грязную посуду».

«Вот глупости! — сказала Амальфея Никитишна. — Да кто бы ей поверил?»

«Конечно, глупости! — сказала Анна Ярославна. — Как это можно ее принять за меня? Она такая курносая и у нее такие большие ноги! Когда мы приедем в Париж, все увидят, какая я красивая, и сразу поймут, кто из нас настоящая княжна!»

«Увы, — сказал граф Рауль. — Тогда уже будет поздно. Ведь она уже будет невестой короля и успеет обольстить его лживыми речами. А вас она даже не допустит в замок или прямо отправит на кухню».

«Неужели это правда? — воскликнула Анна Ярославна. — Что ж нам теперь делать?»

«Надо поскорей самим ехать в Париж, чтобы, если возможно, обогнать ее. А если она после этого покажется, надо, не выслушав, тотчас бросить ее в темницу и казнить без всякого милосердия, потому что она изменница, и предательницами злодейка...»

Когда Пертинакс окончил свой рассказ, Аниска печально усмехнулась и сказала:

Ну хорошо, ему удалось обмануть Анну Ярославну. Но ведь ты, Петруша, очень хорошо знал, как это было на самом деле. Ведь это ты рассказал мне, что граф задумал похитить княжну. Ведь ты знал, что я нарочно пожертвовала собой, чтобы спасти ее. Скажи, пожалуйста, почему ты молчал и не открыл ей глаза?

Пертинакс смутился и прошептал:

Я испугался. Граф — могущественный господин, а я всего только бедный паж.

Так! — сказала Аниска. — И, значит, теперь меня казнят, не выслушав?

Нет, — ответил Пертинакс. — Амальфея Никитишна заступилась за тебя. Она пригрозила, что напишет в Киев великому князю и пожалуется ему на княжну. И хотя граф Рауль горячо спорил с ней, ей удалось добиться того, что тебя будут судить.

На суде я докажу свою правоту! — гордо сказала Аниска.

Ах, Аникс, умоляю тебя, только не выдавай меня! Не говори на суде, что это я подслушал и все тебе рассказал.

Аниска горько улыбнулась:

Не бойся, я тебя не выдам. А теперь убирайся отсюда, презренный трусишка! Да не забудь захватить свой фонарь и корзинку. А то как бы граф Рауль не узнал, что ты был здесь, и не приказал отхлестать тебя плетью, как напроказившую собачонку.

Глава восемнадцатая

ПОЕДИНОК

Когда связанную Аниску ввели в зал суда, она увидела на невысокой галерее Анну Ярославну, окруженную придворными дамами. За ее креслом, держа шлейф ее платья, стоял Пертинакс, и Амальфея Никитишна сидела тут же. Анна Ярославна была очень нарядная и вся разрумянилась и сидела, поставив локотки на колени, подперев щеки кулачками. Она перегнулась вперед и внимательно смотрела вниз, где за столом сидели трое судей и перед ними стоял граф Рауль. Аниска опустила глаза и отвернулась, чтобы не видеть княжну. Граф Рауль говорил громко и торжественно:

И я клянусь моей рыцарской честью, что эта служанка Аникс из Киева вероломно ограбила принцессу Анну и присвоила себе ее платье, и украшения, и коня и на этом коне поспешила в Париж, всюду по пути обманно называя себя королевской невестой и предательски намереваясь обмануть нашего милостивого короля Генриха.

Есть ли у вас свидетели, которые могут подтвердить правду вашего обвинения? — спросил судья.

Конечно, есть. По дороге эта самозванка останавливалась в замке моей матушки и провела там некоторое время, выдавая себя за принцессу и принимая подобающие почести. Моя благородная матушка, владетельная графиня Эрменгильда, сама поклялась бы, что так оно и было. Но тяготы зимней дороги помешали ей покинуть замок, так что уж вы поверьте мне на слово.

Судья выслушал его и обратился к Аниске:

Анике из Киева, признаешь ли ты себя виновной?

Нет, — сказала Аниска, — это глупые бредни и клевета.

Есть ли у тебя свидетели, которые могут подтвердить твою невиновность?

Аниска подняла глаза и посмотрела на Пертинакса, а он покраснел и закрыл лицо краешком шлейфа.

Аниска отвернулась и сказала:

Такого свидетеля у меня нет.

Тогда судья возгласил:

Аникс из Киева, ты обвиняешься в предательстве, грабеже и самозванстве. И поскольку никто не опроверг обвинения, ты признана виновной и приговариваешься к тому, что тебя выведут из залы суда, посадят в тележку мусорщика спиной к лошади и в таком виде провезут по улицам Парижа, тебе на позор, честным людям на посмеяние. А затем тебя доставят на место, где совершаются казни, и палач, разрубив твое тело на четыре части, подвесит их в железной корзине на высокой виселице, чтобы вороны их расклевали и ветер развеял остатки. Стража!..

Подождите! — громко закричал Пертинакс, одним прыжком перемахнул через перила галереи вниз в залу, подбежал к столу судьи и воскликнул: — Клянусь, это ложь и клевета! Аникс не виновна! Если вы казните ее, вы убьете самую честную и верную девочку, какая только есть на земле.

Чем ты можешь доказать свои слова? — спросил судья.

Ах! — воскликнул Пертинакс. — Если бы только я посмел открыть вам тайну, все поступки этой девочки обратились бы ей в величайшую хвалу и честь.

Что это за тайна? — спросил судья.

Пертинакс смутился и ответил:

Я не смею сказать.

Судья заговорил:

Граф Рауль обвиняет Аникс, а ты заступаешься за нее, но никто из вас не представил ни свидетелей, ни доказательств. Такие спорные дела с давних времен решаются поединком. Согласны ли вы с оружием в руках подтвердить свои слова, чтобы, смотря по тому, кто из вас победит, истина наконец была выяснена?

Я согласен! — крикнул Пертинакс.

Но граф Рауль усмехнулся и насмешливо произнес:

Смешно и неприлично мне сражаться с мальчишкой.

Пертинакс засверкал глазами и крикнул:

А вот увидим, кто засмеется последним!

Но судья остановил его движеньем руки и проговорил:

Граф Рауль, из того, что вы отказываетесь от поединка, следует, что вы дали ложную клятву.

Я вовсе не отказываюсь, — надменно возразил граф. — Пусть оруженосцы подадут мне доспехи и меч, и я проучу этого наглеца!

Тотчас противников развели в разные концы залы, и четыре оруженосца, сгибаясь под тяжестью, внесли сверкающую кольчужную броню.

Амальфея Никитишна нагнулась над плечиком Анны Ярославны и шепнула:

Эту кольчугу у нас на Руси ковали, здесь и мастеров таких нет. Видать, купил ее в свою бытность в Киеве.

Ну и что ж с того? — презрительно спросила Анна Ярославна.

Ничего, — ответила Амальфея Никитишна и отодвинулась.

Графу Раулю подали табурет, он сел и поднял ноги, вытянул их вперед — обувайте меня. Оруженосцы, тащившие кольчужные чулки со штанами, стали с двух сторон, кряхтя натянули чулки, обули графа и крест-накрест обвили ему икры кожаными ремнями, чтобы чулки своей тяжестью не свалились бы, с ног бы не спадали.

Уфф! — сказали они и, поддерживая графа под мышки, помогли ему подняться с табурета.

Уфф! — сказал граф Рауль и встал на ноги.

Амальфея Никитишна снова шепнула княжне:

Эти кольчуги на наших русских богатырей кованы. А у него ножки тонки — подогнутся.

Ничего не тонки! — сердито ответила Анна Ярославна. — А очень даже красивые.

Тут подали графу длинную, ниже колен, кольчужную рубаху. Надели на него рубаху, он покачнулся, но устоял.

Третий оруженосец принес кованый, похожий на воронку, шлем с кольчужной сеткой, скрывавшей лицо, — такой шлем надеть, как бы все кости не размозжил: уж так тяжел. Однако же, чтобы не больно давил, прикрыли графу макушку войлочной шапочкой, а уж шлем на нее нахлобучили.

Стоит граф Рауль, руки раздвинул, пальцы растопырил. Натянули ему на руки кольчужные перчатки. В одну руку вложили меч, на другую повесили щит. Треугольный щит закрыл графа от плеча до плеча. Стоит граф Рауль, будто железная башня, с ног до головы неуязвимый, готовый к поединку.

Но Пертинаксу никак не могли подобрать кольчугу по росту, и оруженосцы воскликнули:

Оружейники не куют броню для детей!

И не надо! — сказал Пертинакс. — Так мне будет легче. Моя правота — моя защита.

И вот граф Рауль медленно сдвинулся с места, ступая тяжело, будто целиком выкованный из железа истукан, и каждый его шаг грозным грохотом отдавался на каменных плитах, так что казалось, пол не выдержит и прогнется под тяжкой поступью. Он все приближался и приближался к Пертинаксу, размахивая мечом и описывая им в воздухе сверкающие, свистящие круги.

Но меч Пертинакса был ему так тяжел, что не только не мог он им взмахнуть, но принужден был держать его обеими руками и еще придерживать конец рукоятки под мышкой, так что острие меча торчало, будто копье или рог единорога.

Тяжесть меча влекла его вперед, и, чтобы не упасть, он побежал и бежал все быстрей и быстрей и вдруг, налетев с разбегу, ткнулся мечом прямо в грудь графа. От неожиданного толчка тот покачнулся, не удержался и упал на спину. А так как кольчуга была ужасно тяжелая, он никак не мог подняться и только задирал вверх то одну, то другую ногу и опять с грохотом ронял ее на пол.

Ах! — закричали все дамы и от неожиданности чуть не попадали со своих табуретов.

Ах! — воскликнула Анна Ярославна и так быстро вскочила, что запуталась в своем шлейфе.

Ага! — сказала Амальфея Никитишна и распутала ее.

Тут судья поднялся и заявил:

Поединок доказал, где правда и где ложь. Аникс из Киева не виновна!

Все захлопали в ладоши, и Анна Ярославна со своими дамами сбежала вниз с галереи, кинулась на шею Аниске и закричала:

Ах, я так рада, так рада, что тебя не казнят. Теперь ты останешься со мной, и когда я буду выходить замуж за короля, я выдам тебя за Пертинакса. То-то будет весело!

Благодарю вас за милость, принцесса, — сказала Аниска и отодвинулась. — Только я отказываюсь от этой чести.

Ты что, дуешься на меня? — с удивлением спросила Анна Ярославна.

Ничего я не дуюсь. А только ты обещала навеки меня не забывать, а полгода не прошло, и ты от меня отказалась. Если бы не храбрый Пертинакс, меня бы уже везли в мусорной тележке, а парижане кидались бы каменьями и грязью. Нет уж, я вернусь в Киев к моему отцу и семи братикам.

Ах, пожалуйста, очень мне нужна твоя дружба! — сказала Анна Ярославна. — У меня и без тебя друзей хватит. Можешь хоть сейчас уходить, я тебя не держу, нищая оборвашка! Посмотрю я, как ты одна доберешься до Киева!

И вовсе не одна, — вдруг заговорила Амальфея Никитишна. — Мне тоже здесь совсем не нравится. Ишь какие здесь все расфуфыренные графини и свои немытые носы передо мной задирают. А я тебя с пеленок баюкала и нянчила, ночей недосыпала и к такому неуважению непривычная. Уж больно ты старыми друзьями кидаешься, так скоро и меня на улицу выкинешь. А я этого дожидаться не намерена.

Амальфея Никитишна! — воскликнула Анна Ярославна. — Да за что ты на меня взъелась? Я же тебя люблю.

Не велика цена твоей любви, больно ненадежна, — сказала Амальфея Никитишна. — Так что прикажи, моя ясынька, пусть мне дадут носилки и теплые покрывала, чтобы мы не замерзли дорогой, и слуг, чтобы заботились о нас и защищали, и лошадей, чтобы довезти до места. А если ты этого не сделаешь, я все равно уеду в Киев и там пожалуюсь твоему батюшке великому князю Ярославу Владимировичу, какая ты заноза выросла. И не сомневайся — у князя большая власть и длинная рука, — он тебя и здесь достанет.

Нечего грозиться! — сказала Анна Ярославна. — Бери, что тебе нужно, и убирайся. Я вас всех терпеть не могу!

И с громким плачем она выбежала из залы, и все дамы наперегонки за ней. Амальфея Никитишна пошла распорядиться, чтобы все приготовили к отъезду. И в пустой зале остались только Аниска и Пертинакс.

Прощай, Аникс, сказал Пертинакс. — Прощай и будь счастлива. Уж больше нам не свидеться.

Уж нам не свидеться, — сказала Аниска. — Прощай, Петруша, будь счастлив!

Под окном заржали кони, и Амальфея Никитишна позвала:

Где ты, Аниска, иди скорей. Уж все готово, и я сижу в носилках. Поехали?

Поехали, поехали! Городами большими и малыми, проторенными дорогами и дремучими лесами, все дальше и дальше, туда, где в Киеве над Днепром ждут не дождутся Аниску отец и семеро братиков — Ивашка, Евлашка, Ерошка, Епишка, Алешка и Гришка и младшенький Пантелеймонушка.

© Гурьян Ольга 1966
Оставьте свой отзыв
Имя
Сообщение
Введите текст с картинки

рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:


рекомендуем читать:




Благотворительная организация «СИЯНИЕ НАДЕЖДЫ»
© Неизвестная Женская Библиотека, 2010-2022 г.
Библиотека предназначена для чтения текста on-line, при любом копировании ссылка на сайт обязательна

info@avtorsha.com